Андрогинность – что это такое, теория андрогинности

Что такое андрогинность?

В современном обществе границы между полами растушёваны и размыты, и даже внешние признаки перестали быть критериями понимания, кто перед нами, субтильный мальчик или угловатая девочка. Это не просто мода на унисекс, как в начале 90-х, или бисексуальность в 80-х, пика популярности на сцене Дэвида Боуи, Энни Ленокса и Фредди Меркьюри. Это не просто модные тенденции, от кутюр, в ношении мужчинами юбок и шляпок и женской модой на брюки и асексуальность. Это смешение и смещение идентичности с полом, внешними качествами и ролями присущими этому полу. А может, это вообще начало новой эпохи пансексуальности?

Кто же они такие — андрогины, супер-люди или неопределённые в половом отношении существа?

Современная женщина способна проявлять напористость и даже агрессию в деловых отношениях и в то же время теплоту и нежность — в семейных. А мужчина, оставаясь мужественным, любит играть с детьми и готовить.

Теория андрогинности

Андрогинность берет свое начало из историй Платона об андрогинах, которые были разделены на мужское и женское богами, дабы те не посягали на их имущество. С тех пор мужчина и женщина ищут друг друга, чтобы стать полноценными. Первые теоретические знания начали появляться уже из рукописей Сандры Бем и Карла Юнга.

Юнг полагал, что человек изначально рождается на уровне психики и мужчиной, и женщиной. Лишь на физиологическом уровне он принадлежит определенному полу. Однако женское и мужское начала на психологическом уровне заложены абсолютно у всех людей. Лишь под влиянием воспитания и общественного мнения человек отказывается от того, что не принадлежит его полу, и развивает то, что поощряется обществом.

Сандра Бем считала, что андрогинность позволяет человеку становиться более адаптированным к социуму. В 1970 году она предположила, что нет никакой противоположности и взаимоисключения в гендерных ролях. Мужчина и женщина в каждом человеке идеально объединяются, а не взаимозаменяются.

Также проводились тесты, где определялся уровень наличия женских и мужских черт у каждого человека.
• Андрогины показали наличие у себя и женских, и мужских качеств.
• Феминными чертами обладали те, кто определял себя к женскому полу (при этом мужские качества находились на низком уровне развития).
• Маскулинными чертами обладали те, кто приписывал себя к мужскому полу (при этом женские качества были неразвитыми).
• Недифференцированными личностями считались те, у кого находились на низком уровне развития и мужские, и женские черты.

С. Бем полагала, что самой адаптированной личностью является человек, который не делит свои качества на мужские и женские, а проявляет их по необходимости. Если же человек отгораживается от всего, что не присуще его полу, тогда он становится менее адаптированным.


Каждый человек рождается андрогином на уровне психики. Он не является ни мужчиной, ни женщиной. Данный аспект определяется уже после того, как человек проходит воспитание и обучение в течение многих лет. На физиологическом уровне он принадлежит к определенному полу. Однако какими качествами он будет обладать и роли занимать в обществе, уже определяется со временем.

Теория андрогинности

Существует древнегреческий миф о людях-андрогинах. Философ Платон их описывал идеальными двуполыми существами, которые имели наглость посягнуть на могущество богов и дабы уберечь себя от посягательств андрогенов Зевс разъединил их на разные части. Так в мире возникли женщина и мужчина, и не сумеют они почувствовать себя полноценными, пока не отыщут свою половинку.

Основоположником теории андрогинности принято считать психолога Сандру Бем, хотя до нее этим вопросом интересовался Карл Юнг. Согласно работам Юнга психика человека от природы андрогинна. Идея единства анима и анимуса, женского в мужском и мужского в женском была ключевой в архитепическом взгляде на психологическую бисексуальность. Архетип «анима-анимус» проявлен в непрожитых, вытесненных качествах и чертах индивида, которые имеют в себе значительную энергию и потенциал для самореализации личности. Осознавание внутреннего мужчины женщиной, а мужчиной внутренней женщины есть важным шагом к полноценной гармоничной жизни и личностному качественному росту.

Сандра Бем настаивала, что андрогинность улучшает шансы полноценной адаптации в социальном мире. В 1970 году психолог разработала концепцию андрогинности, согласно которой подпадали под сомнение убеждения о противоположности и взаимоисключаемости гендерных ролей. С.Бем разработала опросник для диагностики людей, согласно их полоролевых функций. Индивиды с андрогинностью имеют значительный коэффициент мужских и женских свойств. «Феминные» личности имеют больше женских черт и меньше мужских, «маскулинные» – больше мужских характеристик и меньше женских, те, кто имеют одинаково низкие коэффициенты феминности и маскулинности называются «недифференцированные».

Согласно данной теории Бем подчеркивала важность согласования маскулинных и феминных показателей для полноценной социализации личности. Мужественность и женственность не конфронтируют между собой, а есть одинаково важными и привлекательными для общественной среды. И личность, которая имеет характеристики только своего природного пола, представляется менее адаптирована к жизни. Со временем С.Бем согласилась, что теория андрогинности неидеальна и не совсем адекватна реальности. Так как проблема андрогинности не столько в изменении индивидуальных особенностей, сколько общественных.

Психологическая андрогинность не подразумевает под собой только набор качеств феминности и маскулинности, проявление этих качеств в общественном поведении, это также умение быть гибким в выборе поведенческих форм зависимо от всплывающих задач, сложившихся ситуаций, обстоятельств.

Понятие слова «андрогинность»

Итак, как правильно охарактеризовать данное явление?

Андрогинность – это демонстрация индивидуумом мужского и женского начала, которые гармонично соединяются между собой – проявление третьего пола. Парень или девушка могут в разных ситуация продемонстрировать мужские качества или наоборот, женственность.

Также подобное явление проявляется не только психологически, а и физически. Андрогинны гармонично смотрятся и в первом и другом образе, не вызывая трудностей в половой идентификации.

Совсем недавно данное понятие было синоним слова гермафродичность, но со временем большинство психоаналитиков отметило, что это не так, так как гермафродичность – это больше физиологическое понятие, а андрогинность затрагивает и психический аспект жизни человека.

Связанно подобное отклонение от обще признанных норм, чётким распределением стереотипных форм поведения для мальчиков и для девочек. Таким образом, мужчины должны быть сильными, властным, брутальным, хорошо сложенными физически, мускулистыми, а девочки наоборот, нежные, добрые и заботливые.

В связи с тем, что человек существо в большей степени социальное и его норма поведения, может корректироваться от различных факторов, данная стереотипность смешивается, вызывая затруднение в собственной половой идентификации из-за чего и возникает сначала психологическая, а затем и внешняя андрогинность.

На протяжении долгого времени с психологической точки зрения считалось, что человек полностью здоров если, его поведение и внешний вид полностью соответствует его биологической сути и гендерной расположенности, а малейшее отклонение от нормы вызывали подозрения.

На сегодняшний день многие современные мужчины бывают ласковыми и заботливыми, а женщины сильными, имеют свой внутренний стержень и некую брутальность. Но, следует понимать, что это не признак андрогинности, так как если, такого парня накрасить и обуть в каблуки, его можно будет легко отличить от девушки.

В подобном представлении себя есть, как положительные, так и негативные стороны.

Положительный аспект:

  • Человек становится более гибким и ему легче подстраивается под тот или другой круг общения.
  • Такому психологическому типу намного легче показать свою чувственность и эмоциональную составляющую.
  • Ну а интимная составляющая является более раскрепощенной и яркой.

Негативный аспект:

  • Сложное построение личностных отношений с приверженками традиционных взглядов.
  • Несмотря на то, что андрогинны легко подстраиваются под любой круг общения, а их сексуальной раскрепощённой, можно позавидовать, личные отношение с представителями противоположного пола им построить тяжело, так как их не воспринимают, как сексуального партнёра и надёжного спутника по жизни (не каждый мужчина готов видеть возле себя брутальную внешне девушку и наоборот, не каждую представительницу прекрасного пола привлекают чрезмерно женственные мужчины).
  • Также ещё не все социальные группы, которые полноценно не воспринимают подобное выражение личности и поэтому, андрогинны не принимаются полноценными членами общества определёнными социальными группами, а их поведение считается отклонением от нормального.

Важно знать: следует понимать, что андрогинность не всегда является признаком гомосексуальности и транссекуальности, так как в первую очередь, данное понятие характеризует нестандартное поведение мужчины или женщины.

Связанно подобное отклонение от обще признанных норм, чётким распределением стереотипных форм поведения для мальчиков и для девочек. Таким образом, мужчины должны быть сильными, властным, брутальным, хорошо сложенными физически, мускулистыми, а девочки наоборот, нежные, добрые и заботливые.

Глава 13. Сравнительное изучение мужчин и женщин с учетом психологического пола.

Хотя создателем теории андрогинности считается Сандра Бем, у нее были предшественники, в том числе и такой авторитетный, как Карл Юнг.

Андрогины: кто это с позиции психологии, причины

  • во внешности: короткая стрижка у девочки или длинные волосы у мальчика;
  • одежде единого размера и стиля унисекс;
  • телосложении, например, атлетическое телосложение у девушек;
  • поведении, выборе социальных ролей.

Андрогины: кто это с позиции психологии, причины

Наше общество наделено многими непонятными, а для кого-то и пугающими или смущающими феноменами. Один из них – андрогинность. Кто же такие андрогины? Давайте разберемся.


Сам термин можно перевести как «мужчина-женщина». Андрогин – индивид, одновременно демонстрирующий женские и мужские черты или вовсе не демонстрирующий принадлежность к полу. Некоторые представители сами так говорят о себе, но я не уверена, что такое может быть. Все-таки человеческому роду известны два гендера, и хоть какой-то из них или оба дадут о себе знать. Пустоты быть не может.

Психологическая андрогиния и творчество

Психологическая андрогиния — это очень широкое понятие, которое опирается на способность человека быть одновременно агрессивным и воспитанным, чувствительным и жестоким, доминирующим и покорным — независимо от пола. Психологический андрогин фактически удваивает репертуар своих ролей и может взаимодействовать с миром, исходя из более богатого и разнообразного спектра возможностей. Поэтому неудивительно, что творческие люди с большой долей вероятности будут обладать сильными сторонами не только своего пола, но и противоположного.

Есть ли неблагоприятные последствия андрогинности?

Андрогинность не связана с сексуальной ориентацией и половой идентичностью, соответственно она не приводит к гомосексуализму или трансгендерности. Андрогинность характеризует поведение человека во всех сферах жизни: и в деловой, и в личной, – а не только в вопросах сексуальных отношений.

Если мужчина проявил уступчивость в определенном вопросе, то он ощутит себя мудрым человеком, а не женщиной. Или проявив нежность, мужчина будет характеризовать себя добрым, но едва ли из-за этого у него возникнет сексуальное влечение к другим мужчинам. Мудрость и доброта увеличивают самоуважение, самопринятие, уверенность в себе, энергичность, а следовательно и способность проявлять твёрдость и настойчивость там, где это необходимо.

Точно так же и женщина, проявив непреклонность в нужный момент, станет себя больше уважать, а не ощущать себя мужчиной или испытывать сексуальное влечение к женщинам.

Андрогинность не приводит к стиранию половых различий. Физиологически мужчины и женщины разные, поэтому полная одинаковость невозможна.


Исследования показывают, что родителям проще воспринимать андрогинность у девочек. Поэтому на воспитание мальчиков нужно обратить особое внимание.

В мире моды

  • Андрей Пежич — известная австралийская фотомодель сербско-хорватского происхождения. Участвует в показах как мужских, так и женских коллекций известных домов моды. Прославился в первую очередь благодаря своей чрезвычайной андрогинности. В 2011 году вошёл одновременно в список «50 Мужских Топ-Моделей» и в список 100 самых красивых женщин мира.
  • Омахира Мота — доминиканская топ-модель и актриса. Знаменита тем, что может демонстрировать на показах как женскую, так и мужскую одежду. Известна благодаря откровенному андрогинному, панковскому облику. В 2001 году она вошла в список самых красивых людей по версии журнала People.

Готы (субкультура) — У этого термина существуют и другие значения, см. Готы (значения). Готы Девушка, одетая в готическом … Википедия

Теория андрогинности

Многие исследователи придерживаются мнения, что целостную (холическую) личность характеризует не маскулинность или фемининность, а андрогиния,т. е. интеграция женского эмоционально-экспрессивного стиля с мужским инструментальным стилем деятельности, свобода телесных экспрессий и предпочтений от жесткого диктата половых ролей. Интересно, что еще во времена Платона была распространена легенда о людях-андрогенах, которые сочетали в себе вид обоих полов. Они были сильны и питали замыслы посягнуть даже на власть богов. И тогда Зевс разделил их на две половины — мужскую и женскую. «Вот с каких давних пор, — пишет Платон, — свойственно людям любовное влечение друг к другу, которое, соединяя прежние половины, пытается сделать из двух одно и тем самым исцелить человеческую природу» (Платон. Пир. — М.: Мысль. — 1993. — С. 98-103).

Андрогиния понимается как эмансипация обоих полов, а не как борьба женщин за равенство в маскулинно ориентированном обществе.

«Феминистское движение отличий,последовательницы которого почитают различия, диктуемые гендерными стереотипами, обеспокоены тем, что андрогиния и другие новые веяния, сокращающие отличия мужчин от женщин, превратятся в конце концов в плавильную печь, из которой женщины выйдут копиями мужчин. Они также утверждают, что женские качества, передававшиеся при помощи гендерных стереотипов, попали в незаслуженную опалу. Подобно им, мифопоэтическое движение мужчин (называемое так, потому что они используют сказки и мифы для иллюстрации «баховой мужественной природы» мужчин) заявляет, что естественные мужские качества были незаслуженно забыты и что мужчины слишком «феминизировались» и стали «слюнтяями» (Kimmel and Kaufman, 1994). В определенном смысле эти идеи совпадают с современными критическими высказываниями в адрес «плавильной печи», которую представляет собой культура. Идея «плавильной печи», где люди из разных культур собираются вместе и в конечном счете сплавляются друг с другом (т. е. ассимилируются), уже вышла из моды. Проблема здесь в том, что, когда более сильная культура ассимилирует более слабую, последняя теряет свои уникальные культурные традиции и свое лицо. Вместо метафоры «плавильной печи» появилась метафора «салатницы», которая отражает, что разные культуры могут смешиваться, сохраняя свой уникальный вкус. Модель «салатницы» поддерживает и ценит культурное разнообразие.

Читайте также:  Лучшие профессии для интровертов и возможность реализации себя в бизнесе

Ценить разнообразие — не означает ли это, что нам надо ценить гендерные различия? Я считаю, что нам следует ценить качества, связанные с тем и другим гендером, но никак не гендерные различия. Искусственное разделение качеств на мужские и женские приводит к наложению бессмысленных ограничений на оба пола и способствует развитию гендерного конфликта. Мы, естественно, должны ценить некоторые качества, которые в прошлом считались мужскими (или женскими), но при этом не следует считать, что человек непременно должен принадлежать к определенному полу, чтобы обладать ими» (Ш. Берн, 2001, с. 119-120).

Хотя создателем теории андрогинности считается Сандра Бем, у нее были предшественники, в том числе и такой авторитетный, как Карл Юнг.

К. Юнг (1994) видел в идее единства двух противоположностей — мужского и женского — образ архетипический. Воплощение женского начала в мужском бессознательном (анима)и мужского в женском (анимус),т. е. психологическую бисексуальность он рассматривал как самые значительные архетипы, как регуляторы поведения, проявляющие себя наиболее типично в некоторых снах и фантазиях или в иррациональности мужского чувства и женского рассуждения.

Как анимус, так и анима пребывают, по К. Юнгу, между индивидуальным сознанием и коллективным бессознательным. Анимус выражается в спонтанных, непреднамеренных взглядах, влияющих на эмоциональную жизнь женщины. Анима является сходным соединением чувствований, которые влияют на миропонимание мужчин, будучи направленным на бессознательное и двусмысленное в женщине, а также в сторону ее тщеславия, холодности и беспомощности. Архетип «анима-анимус», по К. Юнгу, состоит из вытесненных, непрожитых черт личности, заключающих в себе огромные возможности и энергию для более полной реализации потенциала личности. Оставаясь в бессознательном, анима и анимус являются во многом опасными. Осознание же мужчиной своей внутренней женственности (анимы), а женщиной — мужественности (анимуса), приводит к открытию и интеграции истинной сущности, что является показателем личностного роста.

Близка к точке зрения К. Юнга и позиция представителя современной аналитической психологии Р. Джонсона (1995), который полагает, что жизненный путь женщины — это непрерывная борьба и эволюция по отношению к мужскому образу жизни, находящемуся как вовне ее, так и внутри, в качестве собственного анимуса. «Развитие женщины может продолжаться, если анимус, осознанный как таковой, займет положение между сознательным эго и бессознательным внутренним миром и станет посредником между ними, помогая, где только может. Впоследствии он поможет открыть для нее подлинный духовный мир», — пишет Р. Джонсон (с. 41).

Как отмечает К. Мартин (C. Martin, 1990), раньше андрогинное поведение допускалось родителями только в отношении девочек. Теперь взгляды изменились, и андрогинным может стать и мальчик. Такое поведение вырабатывается у детей в том случае, если оно моделируется на глазах ребенка родителем своего пола и принимается (поощряется) родителем противоположного пола (D. Ruble, 1988).

«Новый уклад жизни ведет к возникновению новых психологических и социальных характеристик обоих полов. И мужчины, и женщины стремятся сегодня к реализации «второй половины» своей натуры, которую их веками учили подавлять. В результате происходит смешение мужских и женских качеств, отрицание неравенства полов и их строго взаимодополняющего характера.

Еще одно новое явление — размывание векового стереотипа мужчины-воина, образа, уходящего в глубокую древность. Сегодня, когда над миром нависла угроза ядерной войны, бессмысленно, говоря о будущем, приписывать мужчине достоинства традиционного воина. Все мы, мужчины и женщины, можем стать жертвами такой войны, и у нас не будет ни времени, ни возможности для самозащиты. Призрак атомной бомбы заставляет не думать о различиях между полами: ведь «нажать кнопку» сможет и женщина.

Но кроме этой апокалиптической картины, современные войны рождают иные образы человека с оружием в руках. И в этом нет ничего удивительного: просто война перестала быть прерогативой мужчин, равно как активность или пассивность перестали быть свойствами одного или другого пола.

Как ни странно, характерные качества мужчин пока еще не стали предметом столь широкой дискуссии и споров, как специфические черты женщин. И все же мы осмелимся предсказать, что в ближайшие 50 лет этот вопрос встанет очень остро.

Похоже, что женщины усвоили чисто мужские качества, сохранив при этом традиционно женские черты. Западная женщина XX в. — своего рода двуполое создание. Она одновременно мужественна и женственна, играя то одну, то другую роль в зависимости от времени суток или периода жизни. Она с неохотой принимает новое и отказывается от старого, балансируя, как канатоходец (что не всегда легко), между своими женскими и мужскими устремлениями. То пассивная — то полная энергии, то любящая мать — то честолюбивая эгоистка, то нежная — то агрессивная, то терпеливая — то напористая современная женщина смешала все карты, которые сдала ей судьба.

На фоне этого «женского бунта» сразу становится заметным сопротивление мужчин и даже их обеспокоенность. Изменения, которые происходят с женщинами, и их новые требования заставляют мужчин ставить под сомнение свое традиционное отношение к самим себе. Тот факт, что женщины освоили все мужские занятия и присвоили себе черты, которые испокон веку считались мужскими, часто воспринимается мужчинами как грабеж средь бела дня, как утрата, с которой они никак не могут примириться.

Мужчинам трудно усваивать черты женского характера и открыто проявлять их в своем поведении, поскольку они усматривают в этом угрозу своему мужскому достоинству. Что касается женщин, то они иначе смотрят на эту проблему. Наиболее убедительное объяснение такой реакции мужчин дает американский психоаналитик Роберт Дж. Столлер. В противоположность Фрейду он утверждает, что «мужские» качества ничуть не сильнее или естественнее женских. В первые несколько месяцев жизни новорожденный мальчик отождествляет себя с матерью, в симбиозе с которой он живет» (Элизабет Бадинтер. — Курьер ЮНЕСКО. — 1986. — апр. — С. 16).

Сандра Бем (S. Bem, 1975) считала, что андрогиния обеспечивает большие возможности социальной адаптации. Так, в зарубежных исследованиях была обнаружена связь андрогинии с ситуативной гибкостью (S. Bem, 1975), высоким самоуважением (J. Orlofsky, 1977), мотивацией к достижениям (J. Spence, R. Helmrich, 1978), хорошим исполнением родительской роли (D. Baumrind, 1982). Отмечена также большая удовлетворенность браком, большее ощущение благополучия и т. д. В нашей стране тоже есть сторонники такой точки зрения на андрогинию. Так, В. М. Погольша (1997, 1998) полагает, что мужчины и женщины, обладающие андрогинными чертами, могут иметь преимущества, например, в способности оказывать влияние на других людей. Установлено, что у людей складываются более удовлетворительные отношения с андрогинными партнерами (Ickes, 1993).

Андрогинность в значительной степени зависит от этнических и социальных факторов. Так, афроамериканцы и пуэрториканцы, как мужчины, так и женщины, более андрогинны, чем евроамериканцы (D. Binion, 1990; K. Dugger, 1988). Объясняют это высоким уровнем безработицы среди чернокожих мужчин и низкой оплатой их труда, в результате чего чернокожие женщины заняли на рынке труда более уверенные позиции по сравнению с белыми женщинами. Их представление о женственности стало включать уверенность в себе, находчивость и самостоятельность, физическую силу.

С учетом этого некоторые теоретики стали говорить, что категория «женщина» является неустойчивой или вообще не существующей. Но тогда то же можно сказать и про категорию «мужчина».

Теория андрогинии вызвала на Западе не только большой интерес, но и критику ее основ (R. Ashmore, 1990; M. Sedney, 1989). Возможно, это было вызвано тем, что в американском обществе маскулинность дает человеку больше преимуществ, чем фемининность и андрогинность, и поэтому некоторые женщины предпочитают демонстрировать маскулинное поведение, так как выгод от него может быть больше, чем потерь (M. Taylor, J. Hall, 1982). Ряд женщин подражают маскулинному лидерскому стилю, особенно если они занимают должности в традиционно мужских областях деятельности (K. Bartol, D. Martin, 1986; E. Cox, 1996). М. Тейлор и Дж. Холл считают даже, что понятие андрогинии излишне.

Спенс и Хельмрих (J. Spens, R. Helmrich, 1981) предложили вместо терминов «мужественность» и «женственность» использовать другие: инструментальность (способность к самоутверждению и компетентность, традиционно приписываемые мужчинам) и экспрессивность,традиционно связываемые с женственностью.

Сама С. Бем в последней книге (1993) признает, что концепция андрогинии далека от реального положения дел, так как переход личности к андрогинии требует изменений не личностных особенностей, а структуры общественных институтов. Кроме того, существует опасность утраты того положительного, что несет в себе сглаживание дихотомии мужского—женского.

В то же время положительной стороной концепции С. Бем об андрогинии является то, что она привлекла внимание к тому факту, что для общества одинаково привлекательными могут быть как мужские, так и женские качества.

Сандра Бем (S. Bem, 1975) считала, что андрогиния обеспечивает большие возможности социальной адаптации. Так, в зарубежных исследованиях была обнаружена связь андрогинии с ситуативной гибкостью (S. Bem, 1975), высоким самоуважением (J. Orlofsky, 1977), мотивацией к достижениям (J. Spence, R. Helmrich, 1978), хорошим исполнением родительской роли (D. Baumrind, 1982). Отмечена также большая удовлетворенность браком, большее ощущение благополучия и т. д. В нашей стране тоже есть сторонники такой точки зрения на андрогинию. Так, В. М. Погольша (1997, 1998) полагает, что мужчины и женщины, обладающие андрогинными чертами, могут иметь преимущества, например, в способности оказывать влияние на других людей. Установлено, что у людей складываются более удовлетворительные отношения с андрогинными партнерами (Ickes, 1993).

13.2. Теория андрогинности

Многие исследователи придерживаются мнения, что целостную (холическую) личность характеризует не маскулинность или фемининность, а андрогиния, т. е. интеграция женского эмоционально-экспрессивного стиля с мужским инструментальным стилем деятельности, свобода телесных экспрессий и предпочтений от жесткого диктата половых ролей. Интересно, что еще во времена Платона была распространена легенда о людях-андрогенах, которые сочетали в себе вид обоих полов. Они были сильны и питали замыслы посягнуть даже на власть богов. И тогда Зевс разделил их на две половины — мужскую и женскую. «Вот с каких давних пор, — пишет Платон, — свойственно людям любовное влечение друг к другу, которое, соединяя прежние половины, пытается сделать из двух одно и тем самым исцелить человеческую природу» (Платон. Пир. — М.: Мысль. — 1993. — С. 98-103).

Андрогиния понимается как эмансипация обоих полов, а не как борьба женщин за равенство в маскулинно ориентированном обществе.

«Феминистское движение отличий, последовательницы которого почитают различия, диктуемые гендерными стереотипами, обеспокоены тем, что андрогиния и другие новые веяния, сокращающие отличия мужчин от женщин, превратятся в конце концов в плавильную печь, из которой женщины выйдут копиями мужчин. Они также утверждают, что женские качества, передававшиеся при помощи гендерных стереотипов, попали в незаслуженную опалу. Подобно им, мифопоэтическое движение мужчин (называемое так, потому что они используют сказки и мифы для иллюстрации «баховой мужественной природы» мужчин) заявляет, что естественные мужские качества были незаслуженно забыты и что мужчины слишком «феминизировались» и стали «слюнтяями» (Kimmel and Kaufman, 1994). В определенном смысле эти идеи совпадают с современными критическими высказываниями в адрес «плавильной печи», которую представляет собой культура. Идея «плавильной печи», где люди из разных культур собираются вместе и в конечном счете сплавляются друг с другом (т. е. ассимилируются), уже вышла из моды. Проблема здесь в том, что, когда более сильная культура ассимилирует более слабую, последняя теряет свои уникальные культурные традиции и свое лицо. Вместо метафоры «плавильной печи» появилась метафора «салатницы», которая отражает, что разные культуры могут смешиваться, сохраняя свой уникальный вкус. Модель «салатницы» поддерживает и ценит культурное разнообразие.

Ценить разнообразие — не означает ли это, что нам надо ценить гендерные различия? Я считаю, что нам следует ценить качества, связанные с тем и другим гендером, но никак не гендерные различия. Искусственное разделение качеств на мужские и женские приводит к наложению бессмысленных ограничений на оба пола и способствует развитию гендерного конфликта. Мы, естественно, должны ценить некоторые качества, которые в прошлом считались мужскими (или женскими), но при этом не следует считать, что человек непременно должен принадлежать к определенному полу, чтобы обладать ими» (Ш. Берн, 2001, с. 119-120).

Читайте также:  Постельные баталии: как разжечь в нём страсть

Хотя создателем теории андрогинности считается Сандра Бем, у нее были предшественники, в том числе и такой авторитетный, как Карл Юнг.

К. Юнг (1994) видел в идее единства двух противоположностей — мужского и женского — образ архетипический. Воплощение женского начала в мужском бессознательном (анима) и мужского в женском (анимус), т. е. психологическую бисексуальность он рассматривал как самые значительные архетипы, как регуляторы поведения, проявляющие себя наиболее типично в некоторых снах и фантазиях или в иррациональности мужского чувства и женского рассуждения.

Как анимус, так и анима пребывают, по К. Юнгу, между индивидуальным сознанием и коллективным бессознательным. Анимус выражается в спонтанных, непреднамеренных взглядах, влияющих на эмоциональную жизнь женщины. Анима является сходным соединением чувствований, которые влияют на миропонимание мужчин, будучи направленным на бессознательное и двусмысленное в женщине, а также в сторону ее тщеславия, холодности и беспомощности. Архетип «анима-анимус», по К. Юнгу, состоит из вытесненных, непрожитых черт личности, заключающих в себе огромные возможности и энергию для более полной реализации потенциала личности. Оставаясь в бессознательном, анима и анимус являются во многом опасными. Осознание же мужчиной своей внутренней женственности (анимы), а женщиной — мужественности (анимуса), приводит к открытию и интеграции истинной сущности, что является показателем личностного роста.

Близка к точке зрения К. Юнга и позиция представителя современной аналитической психологии Р. Джонсона (1995), который полагает, что жизненный путь женщины — это непрерывная борьба и эволюция по отношению к мужскому образу жизни, находящемуся как вовне ее, так и внутри, в качестве собственного анимуса. «Развитие женщины может продолжаться, если анимус, осознанный как таковой, займет положение между сознательным эго и бессознательным внутренним миром и станет посредником между ними, помогая, где только может. Впоследствии он поможет открыть для нее подлинный духовный мир», — пишет Р. Джонсон (с. 41).

Как отмечает К. Мартин (C. Martin, 1990), раньше андрогинное поведение допускалось родителями только в отношении девочек. Теперь взгляды изменились, и андрогинным может стать и мальчик. Такое поведение вырабатывается у детей в том случае, если оно моделируется на глазах ребенка родителем своего пола и принимается (поощряется) родителем противоположного пола (D. Ruble, 1988).

«Новый уклад жизни ведет к возникновению новых психологических и социальных характеристик обоих полов. И мужчины, и женщины стремятся сегодня к реализации «второй половины» своей натуры, которую их веками учили подавлять. В результате происходит смешение мужских и женских качеств, отрицание неравенства полов и их строго взаимодополняющего характера.

Еще одно новое явление — размывание векового стереотипа мужчины-воина, образа, уходящего в глубокую древность. Сегодня, когда над миром нависла угроза ядерной войны, бессмысленно, говоря о будущем, приписывать мужчине достоинства традиционного воина. Все мы, мужчины и женщины, можем стать жертвами такой войны, и у нас не будет ни времени, ни возможности для самозащиты. Призрак атомной бомбы заставляет не думать о различиях между полами: ведь «нажать кнопку» сможет и женщина.

Но кроме этой апокалиптической картины, современные войны рождают иные образы человека с оружием в руках. И в этом нет ничего удивительного: просто война перестала быть прерогативой мужчин, равно как активность или пассивность перестали быть свойствами одного или другого пола.

Как ни странно, характерные качества мужчин пока еще не стали предметом столь широкой дискуссии и споров, как специфические черты женщин. И все же мы осмелимся предсказать, что в ближайшие 50 лет этот вопрос встанет очень остро.

Похоже, что женщины усвоили чисто мужские качества, сохранив при этом традиционно женские черты. Западная женщина XX в. — своего рода двуполое создание. Она одновременно мужественна и женственна, играя то одну, то другую роль в зависимости от времени суток или периода жизни. Она с неохотой принимает новое и отказывается от старого, балансируя, как канатоходец (что не всегда легко), между своими женскими и мужскими устремлениями. То пассивная — то полная энергии, то любящая мать — то честолюбивая эгоистка, то нежная — то агрессивная, то терпеливая — то напористая современная женщина смешала все карты, которые сдала ей судьба.

На фоне этого «женского бунта» сразу становится заметным сопротивление мужчин и даже их обеспокоенность. Изменения, которые происходят с женщинами, и их новые требования заставляют мужчин ставить под сомнение свое традиционное отношение к самим себе. Тот факт, что женщины освоили все мужские занятия и присвоили себе черты, которые испокон веку считались мужскими, часто воспринимается мужчинами как грабеж средь бела дня, как утрата, с которой они никак не могут примириться.

Мужчинам трудно усваивать черты женского характера и открыто проявлять их в своем поведении, поскольку они усматривают в этом угрозу своему мужскому достоинству. Что касается женщин, то они иначе смотрят на эту проблему. Наиболее убедительное объяснение такой реакции мужчин дает американский психоаналитик Роберт Дж. Столлер. В противоположность Фрейду он утверждает, что «мужские» качества ничуть не сильнее или естественнее женских. В первые несколько месяцев жизни новорожденный мальчик отождествляет себя с матерью, в симбиозе с которой он живет» (Элизабет Бадинтер. — Курьер ЮНЕСКО. — 1986. — апр. — С. 16).

Сандра Бем (S. Bem, 1975) считала, что андрогиния обеспечивает большие возможности социальной адаптации. Так, в зарубежных исследованиях была обнаружена связь андрогинии с ситуативной гибкостью (S. Bem, 1975), высоким самоуважением (J. Orlofsky, 1977), мотивацией к достижениям (J. Spence, R. Helmrich, 1978), хорошим исполнением родительской роли (D. Baumrind, 1982). Отмечена также большая удовлетворенность браком, большее ощущение благополучия и т. д. В нашей стране тоже есть сторонники такой точки зрения на андрогинию. Так, В. М. Погольша (1997, 1998) полагает, что мужчины и женщины, обладающие андрогинными чертами, могут иметь преимущества, например, в способности оказывать влияние на других людей. Установлено, что у людей складываются более удовлетворительные отношения с андрогинными партнерами (Ickes, 1993).

Андрогинность в значительной степени зависит от этнических и социальных факторов. Так, афроамериканцы и пуэрториканцы, как мужчины, так и женщины, более андрогинны, чем евроамериканцы (D. Binion, 1990; K. Dugger, 1988). Объясняют это высоким уровнем безработицы среди чернокожих мужчин и низкой оплатой их труда, в результате чего чернокожие женщины заняли на рынке труда более уверенные позиции по сравнению с белыми женщинами. Их представление о женственности стало включать уверенность в себе, находчивость и самостоятельность, физическую силу.

С учетом этого некоторые теоретики стали говорить, что категория «женщина» является неустойчивой или вообще не существующей. Но тогда то же можно сказать и про категорию «мужчина».

Теория андрогинии вызвала на Западе не только большой интерес, но и критику ее основ (R. Ashmore, 1990; M. Sedney, 1989). Возможно, это было вызвано тем, что в американском обществе маскулинность дает человеку больше преимуществ, чем фемининность и андрогинность, и поэтому некоторые женщины предпочитают демонстрировать маскулинное поведение, так как выгод от него может быть больше, чем потерь (M. Taylor, J. Hall, 1982). Ряд женщин подражают маскулинному лидерскому стилю, особенно если они занимают должности в традиционно мужских областях деятельности (K. Bartol, D. Martin, 1986; E. Cox, 1996). М. Тейлор и Дж. Холл считают даже, что понятие андрогинии излишне.

Спенс и Хельмрих (J. Spens, R. Helmrich, 1981) предложили вместо терминов «мужественность» и «женственность» использовать другие: инструментальность (способность к самоутверждению и компетентность, традиционно приписываемые мужчинам) и экспрессивность, традиционно связываемые с женственностью.

Сама С. Бем в последней книге (1993) признает, что концепция андрогинии далека от реального положения дел, так как переход личности к андрогинии требует изменений не личностных особенностей, а структуры общественных институтов. Кроме того, существует опасность утраты того положительного, что несет в себе сглаживание дихотомии мужского—женского.

В то же время положительной стороной концепции С. Бем об андрогинии является то, что она привлекла внимание к тому факту, что для общества одинаково привлекательными могут быть как мужские, так и женские качества.

Сандра Бем (S. Bem, 1975) считала, что андрогиния обеспечивает большие возможности социальной адаптации. Так, в зарубежных исследованиях была обнаружена связь андрогинии с ситуативной гибкостью (S. Bem, 1975), высоким самоуважением (J. Orlofsky, 1977), мотивацией к достижениям (J. Spence, R. Helmrich, 1978), хорошим исполнением родительской роли (D. Baumrind, 1982). Отмечена также большая удовлетворенность браком, большее ощущение благополучия и т. д. В нашей стране тоже есть сторонники такой точки зрения на андрогинию. Так, В. М. Погольша (1997, 1998) полагает, что мужчины и женщины, обладающие андрогинными чертами, могут иметь преимущества, например, в способности оказывать влияние на других людей. Установлено, что у людей складываются более удовлетворительные отношения с андрогинными партнерами (Ickes, 1993).

Одежда

Андрогинность приобрела популярность в начале 2012 года. В высокой моде стали акцентироваться на мужских началах в женском образе. Начался дикий спрос моделей с андрогинной внешностью. Девушки обычно были украшены пирсингом, татуировками и множеством аксессуаров. Имидж андрогида состоит из одежды, образ и стиль которой подойдет обоим полам. Примером могут послужить прямые брюки и наличие рубашки.


У девушки можно заметить резкие черты лица, наличие широких плеч, узких бедер и маленькой груди. Мужчин выделяют мягкие черты лица, наличие узких плеч и костлявое тело.

Половые роли, их важность и разница 5

Если рассуждать с позиции прав человека, равны абсолютно все. Если кто-то и самовыражается, одеваясь как андрогин или позиционируя себя как человек противоположного пола, никакой проблемы для реализации прав в этом случае нет.

А теперь перенесемся в реальность. Кем, помимо альтернативной модели, бармена, художника или удаленного работника в цифровой индустрии, может работать андрогин? Если речь идет о женщине, проблем еще больше:

  • Соблюдение дресс-кода для офисных профессий затруднено. Конечно, такая девушка может натянуть колготы и юбку, но образ от этого потеряется;
  • Понимания при работе с людьми будет мало. Одно дело, если не похожий на всех человек работает, например, в модной кофейне или тату-салоне. И совсем другое, если на почте, в собесе, или магазине продуктов;
  • Категорическое неприятие некоторыми слоями населения. Да, речь об агрессивных малообразованных люмпенах, которые всем своим видом показывают как должен выглядеть «настоящий мужик».

Человеку, отказавшемуся от половой идентификации, придется сложно. Фактически, выбор его невелик – искусство, культура, альтернативная мода, диджитал или работа в каком-то модном заведении.

Справедливости ради, проблемы с сексом и отношениями будут не только у парней. На такую девушку в нашей среде высококонкурентной торговли внешностью и ее апгрейдом даже не посмотрят. Все почему? Да потому, что мужчины в массе своей ищут кого-то кто сильно отличается от них самих. Ну, и общество серьезно давит со своими «взглядами на людей и стереотипами»

Теория андрогинности

Многие исследователи придерживаются мнения, что целостную (холическую) личность характеризует не маскулинность или фемининность, а андрогиния, т. е. интеграция женского эмоционально-экспрессивного стиля с мужским инструментальным стилем деятельности, свобода телесных экспрессий и предпочтений от жесткого диктата половых ролей. Интересно, что еще во времена Платона была распространена легенда о людях-андрогинах, которые сочетали в себе признаки, характеристики обоих полов. Они были сильны и мыслили посягнуть даже на власть богов, и тогда Зевс разделил их на две половины — мужскую и женскую. «Вот с каких давних пор, — пишет Платон, — свойственно людям любовное влечение друг к другу, которое, соединяя прежние половины, пытается сделать из двух одно и тем самым исцелить человеческую природу».

Андрогиния понимается как эмансипация обоих полов, а не как борьба женщин за равенство в маскулинно ориентированном обществе.

Феминистское движение отличий, последовательницы которого почитают различия, диктуемые гендерными стереотипами, обеспокоены тем, что андрогиния и другие новые веяния, сокращающие отличия мужчин от женщин, превратятся в конце концов в плавильную печь, из которой женщины выйдут копиями мужчин. Они также утверждают, что женские качества, передававшиеся при помощи гендерных стереотипов, попали в незаслуженную опалу. Подобно им, мифопоэтическое движение мужчин (называемое так, потому что они используют сказки и мифы для иллюстрации «базовой мужественной природы» мужчин) заявляет, что естественные мужские качества были незаслуженно забыты и что мужчины слишком «феминизировались» и стали «слюнтяями» (Kimme, Kaufman, 1994). В определенном смысле эти идеи совпадают с современными критическими высказываниями в адрес «плавильной печи», которую представляет собой культура. Идея «плавильной печи», где люди из разных культур собираются вместе и в конечном счете сплавляются друг с другом (т. е. ассимилируются), уже вышла из моды. Проблема здесь в том, что когда более сильная культура ассимилирует более слабую, последняя теряет свои уникальные культурные традиции и свое лицо. Вместо метафоры «плавильной печи» появилась метафора «салатница», которая отражает тот факт, что разные культуры могут смешиваться, сохраняя свой уникальный вкус. Модель «салатницы» поддерживает и ценит культурное разнообразие.

Ценить разнообразие – не означает ли это, что нам надо ценить гендерные различия? Я считаю, что нам следует ценить качества, связанные с тем и другим гендером, но никак не гендерные различия. . Искусственное разделение качеств на мужские и женские приводит к наложению бессмысленных ограничений на оба пола и способствует развитию гендерного конфликта. Мы, естественно, должны ценить некоторые качества, которые в прошлом считались мужскими (или женскими), но при этом не следует считать, что человек непременно должен принадлежать к определенному полу, чтобы обладать ими.

Читайте также:  Чем характеризуется авторитарный стиль педагогического общения: пример

Хотя создателем теории андрогинности считается Сандра Бем, у нее были предшественники, в том числе и Карл Юнг.

К. Юнг (1994) видел в идее единства двух противоположностей — мужского и женского — образ архетипический. Воплощение женского начала в мужском бессознательном (анима) и мужского в женском (анимус), т. е. психологическую бисексуальность он рассматривал как самые значительные архетипы, как регуляторы поведения, проявляющие себя наиболее типично в некоторых снах и фантазиях или в иррациональности мужского чувства и женского рассуждения.

Как анимус, так и анима пребывают, по К. Юнгу, между индивидуальным сознанием и коллективным бессознательным. Анимус выражается в спонтанных, непреднамеренных взглядах, влияющих на эмоциональную жизнь женщины. Анима является сходным соединением чувствований, которые влияют на миропонимание мужчин, будучи направленным на бессознательное и двусмысленное в женщине, а также в сторону ее тщеславия, холодности и беспомощности. Архетип «анима — анимус», по К. Юнгу, состоит из вытесненных, непрожитых черт личности, заключающих в себе огромные возможности и энергию для более полной реализации потенциала личности. Оставаясь в бессознательном, анима и анимус являются во многом опасными. Осознание же мужчиной своей внутренней женственности (ани-мы), а женщиной – мужественности (анимуса) приводит к открытию и интеграции истинной сущности, что является показателем личностного роста.

Близка к точки зрения К. Юнга и позиция представителя современной аналитической психологии Р. Джонсона (1995), который полагает, что жизненный путь женщины — это непрерывная борьба и эволюция по отношению к мужскому образу жизни, находящемуся как вовне ее, так и внутри, в качестве собственного анимуса. «Развитие женщины может продолжаться, если анимус, осознанный как таковой, займет положение между сознательным Эго и бессознательным внутренним миром и станет посредником между ними, помогая, где только может. Впоследствии он поможет открыть для нее подлинный духовный мир», — пишет Р. Джонсон (с. 41).

Разрабатывая свою теорию, С. Бем (Веш, 1975, 1978) стремилась освободить людей от тюремных стен гендерно-ролевой стереотипизации и оказать помощь в создании концепции психического здоровья. Если до С. Бем люди строго делились на маскулинных и фемининных, то она стала говорить о том, что как мужчины, так женщины обладают и маскулинными и фемининными чертами, и все дело в том, какие черты преобладают у данного человека. При этом более адаптивной к условиям существования в социуме С. Бем считает андрогинную личность.

Как отмечает К. Мартин (Martin, 1990), раньше андрогинное поведение допускалось родителями только в отношении Девочек, теперь взгляды изменились, и андрогенным может быть и мальчик. Такое поведение вырабатывается у детей в том случае, если оно моделируется на глазах ребенка родителем своего пола и принимается (поощряется) родителем противоположного пола (Ruble D., 1988).

Новый уклад жизни ведет к возникновению новых психологических и социальных характеристик обоих полов. И мужчины и женщины стремятся сегодня к реализации «второй половины» своей натуры, которую их веками учили подавлять. В результате происходит смешение мужских и женских качеств, отрицание неравенства полов и их строго взаимодополняющего характера.

Еще одно новое явление – размывание векового стереотипа мужчины-воина, образа, уходящего в глубокую древность. Сегодня, когда над миром нависла угроза ядерной войны, бессмысленно, говоря о будущем, приписывать мужчине достоинства традиционного воина. Все мы, мужчины и женщины, можем стать жертвами такой войны, и у нас не будет ни времени, ни возможности для самозащиты. Призрак атомной бомбы заставляет не думать о различиях между полами: вещь «нажать кнопку» сможет и женщина.

Но кроме этой апокалиптической картины, современные войны рождают иные образы человека с оружием в руках. И в этом нет ничего удивительного: просто война перестала быть прерогативой мужчин, равно как активность или пассивность перестали быть свойствами одного или другого пола.

Как ни странно, характерные качества мужчин пока еще не стали предметом столь широкой дискуссии и споров, как специфические черты женщин. И все же мы осмелимся предсказать, что в ближайшие 50 лет этот вопрос встанет очень остро.

Похоже, что женщины усвоили чисто мужские качества, сохранив при этом традиционно женские черты. Западная женщина XX в. – своего рода двуполое создание. Она одновременно мужественна и женственна, играя то одну, то другую роль в зависимости от времени суток или периода жизни. Она с неохотой принимает новое и отказывается от старого, балансируя, как канатоходец (что не всегда легко), между своими женскими и мужскими устремлениями. То пассивная – то полная энергии, то любящая мать – то честолюбивая эгоистка, то нежная – то агрессивная, то терпеливая – то напористая, современная женщина смешала все карты, которые сдала ей судьба.

На фоне этого «женского бунта» сразу становится заметным сопротивление мужчин, и даже их обеспокоенность. Изменения, которые происходят с женщинами, и их новые требования заставляют мужчин ставить под сомнение свое традиционное отношение к самим себе. Тот факт, что женщины хвоили все мужские занятия и присвоили себе черты, которые испокон веку Считались мужскими, часто воспринимается мужчинами как грабеж средь бела дня, как утрата, с которой они никак не могут примириться.

Мужчинам труд но усваивать черты женского характера и открыто проявлять их в своем поведении, поскольку они усматривают в этом угрозу своему мужскому достоинству. Что касается женщин, то они иначе смотрят на эту проблему. Наиболее убедительное объяснение такой реакции мужчин дает американский психоаналитик Роберт Дж. Сголлер. В противоположность Фрейду он утверждает, что «мужские» качества ничуть не сильнее или естественнее женских. В первые несколько месяцев жизни новорожденный мальчик отождествляет себя с матерью, в симбиозе с которой он живет.

Элизабет Бадинтер (Курьер ЮНЕСКО. 1986, Апрель).

В ряде зарубежных исследований точка зрения С. Бем получила подтверждение. Так, была обнаружена связь андрогинии с ситуативной гибкостью, высоким самоуважением (Orlofsky J., 1977), мотивацией к достижениям (Spence J., Helmrich R., 1978), хорошим исполнением родительской роли (Baumrind D., 1982). Отмечена также большая удовлетворенность браком, большее ощущение благополучия и т. д. В нашей стране тоже есть сторонники точки зрения, что андрогиния имеет преимущества. Так, по мнению В. М. Поголыпа (1997,1998), мужчины и женщины, обладающие чертами андрогинности, могут иметь преимущества, например, в способности влиять на других людей. Установлено, что у людей складываются более удовлетворительные отношения с андрогинными партнерами (Ickes, 1993). Это же показано и В, А. Порядиной с А. В. Морозовым (2007): андрогинные студенты являются более эффективными коммуникаторами, они экст-равертированы, уравновешенны. В то же время они склонны к лидерству и в достаточной степени стрессоустойчивы. Впрочем, такими же характеристиками, по данным этих авторов, обладают и маскулинные студенты. Неслучайно достоверных различий между андрогинными и маскулинными выявлено не было. Различия проявились между фемининными, с одной стороны, и маскулинными и андрогинными — с другой. Очевидно, авторы неудачно выбрали границу между андрогинными и маскулинными (в методике, которую авторы использовали (шкала «маскулинность — фемининность» Фрайбургского опросника — FPI), эти границы не установлены).

Степень андрогинности значительно зависит от этнических и социальных факторов. Так, афроамериканцы и пуэрториканцы, как мужчины, так и женщины, более андрогинны, чем евроамериканцы (Binion D., 1990; Dugger К., 1988), Объясняют это высоким уровнем безработицы среди чернокожих мужчин и низкой оплатой их труда, в результате чего чернокожие женщины заняли на рынке труда более уверенные позиции по сравнению с белыми женщинами. Их представление о женственности стало включать уверенность в себе, находчивость и самостоятельность, физическую силу.

Андрогинные личности действительно производят впечатление более адаптивных и умеющих приспособить свое поведение к требованиям актуальной ситуации (Harter, Watersa, Whitesell, Kastelic, 1998; Schaffer, Pegalis, Gomell, 1992). Кроме того, выясняется, что андрогинные дети и подростки обладают более высоким самоуважением и воспринимаются как более привлекательные и адаптированные, чем их сверстники, принадлежащие к традиционному половому типу (Allgooed-Merten, Stockard, 1991; Boldizar, 1991; 0,Heron, Orlofsky, 1990). Наконец, андрогинные мужчины все же чувствуют себя вполне мужественными, а андрогинные женщины – адекватно женственными, хотя порой и демонстрируют качества, традиционно приписываемые представителям другого пола (Spence, 1993).

Но необходимо отметить, что дети, слишком рьяно стремящиеся к приобретению и выражению многих личностных черт, рассматриваемых как более адекватные для представителей противоположного пола, рискуют быть отвергнутыми сверстниками и, соответственно, обладать низкой самооценкой (Lobel, Stone, Winch, 1997). Более того, обладание маскулинными чертами, а не сама по себе андрогинностъ, наиболее тесно увязывается с хорошей адаптивностью и самоуважением. Это открытие не должно удивлять, так как во многих обществах маскулинные характеристики оцениваются выше, чем фемининные атрибуты (Turner, Genrai, 1995). Однако похоже, что времена меняются. Исследование детей младшего школьного возраста, проведенное Бол-тизар (Boldizar, 1991), показало, что сегодня более высокая самооценка стала характерной именно для андрогинных людей. В ходе другого недавнего исследования (Mayer, Sutton, 1996) было обнаружено, что андрогинные семейные пары чувствуют себя в большей степени удовлетворенными своими интимными взаимоотношениями, чем пары, традиционные по половому типу, при том, что именно фемининный компонент андрогинности служит лучшим признаком удовлетворяющего характера этих взаимоотношений.

Шэффер Д., 2003, с. 715-716.

В зрелом возрасте наблюдается уменьшение гендерных различий. Полагают, что причиной этого являются, с одной стороны, изменение гормональной насыщенности, а с другой — требования, предъявляемые ролями, которые играют мужчина и женщина в семье. В период взращивания маленьких детей родители подавляют свойственные им половые особенности и становятся андрогинными.

В последнее время некоторые теоретики стали говорить, что категория «женщина» является неустойчивой или вообще несуществующей. Но тогда то же можно сказать и про категорию «мужчина».

Теория андрогинности вызвала на Западе не только большой интерес, но и критику ее основ (Ashmore R., 1990; Sedney М., 1989). Возможно, это было вызвано тем, что в американском обществе маскулинность дает человеку больше преимуществ, чем фемининность и адрогининность, а поэтому некоторые женщины предпочитают демонстрировать маскулинное поведение, так как выгод от него может быть больше, чем потерь (Taylor М., Hall J., 1982). Некоторые женщины подражают маскулинному лидерскому стилю, особенно если они занимают должности в традиционно мужских областях деятельности (Bartol К., Martin D., 1986; Сох Е., 1996). М. Тейлор и Д. Холл считают даже, что понятие андрогинии излишне.

Спенс и Хельмрих (Spens J., Helmrich R., 1981) предложили вместо терминов «мужественность» и «женственность» использовать другие: инструмен-тальность, как способность к самоутверждению и компетентность (традиционно приписываемые мужчинам) и экспрессивность, традиционно связываемую с женственностью.

В ряде исследований показано, что маскулинные или фемининные люди могут иметь преимущество перед андрогинными. Например, М. В. Гаврилова (2005) выявила, что проблемная нагруженность у маскулинных мальчиков выражена меньше, чем у андрогинных мальчиков.

Сама С. Бем в последней книге (1993) признает, что концепция андрогинии далека от реального положения дел, поскольку переход личности к андрогинии требует изменений не личностных особенностей, а структуры общественных институтов. Кроме того, существует опасность утраты того положительного, что несет в себе сглаживание дихотомии мужского — женского.

Нам нужно отказаться от ожиданий, что женщины и на работе и в сфере образования должны обладать чертами и женскими и мужскими: независимостью и зависимостью, настойчивостью и пассивностью, в зависимости от ситуации. Мы не считаем андрогинность идеальной человеческой ситуацией; она не ведет к поведению, снимающему гендерные ограничения. Андрогиния подталкивает нас к убеждению в том, что избавление от сексуальной дискриминации в сфере образования и на работе возможно, если изменятся сами люди. Андрогиния не решит наши современные социальные проблемы в области женской карьеры.

В то же время положительной стороной концепции С. Бем об андрогинии является внимание, которое ей удалось привлечь к тому факту, что для общества одинаково желательными могут быть как мужские, так и женские качества.

Сама С. Бем в последней книге (1993) признает, что концепция андрогинии далека от реального положения дел, поскольку переход личности к андрогинии требует изменений не личностных особенностей, а структуры общественных институтов. Кроме того, существует опасность утраты того положительного, что несет в себе сглаживание дихотомии мужского — женского.

Добавить комментарий