Как справиться с чувством вины перед умершим?

Чувство вины: как и почему оно возникает?

Ощущение вины — это сложный комплекс переживаний, формирование которого в полной мере объясняет Системно-векторная психология Юрия Бурлана. Рассматривая психику человека через призму врожденных свойств (векторов), становится понятно, что подобные ощущения могут возникать у людей с особой совокупностью внутренних свойств.

В Системно-векторной психологии эта совокупность свойств называется — анальный вектор. Именно его обладатели склонны испытывать чувство вины или обиды. Почему?

К основным свойствам анального вектора относится способность жить прошлым, анализировать и систематизировать информацию, хорошо запоминать. Природа наделяет людей этими свойствами для того, чтобы они могли передавать накопленный опыт подрастающему поколению, наращивать объем знаний и обучать. Однако не всегда они используют заданные природой свойства по назначению, накапливая вместо знаний и навыков — багаж воспоминаний и испытанных когда-то ощущений.

К особым ценностям и жизненным приоритетам обладателей анального вектора относится семья, родители, дети, традиции. Они всегда стремятся сохранять былой уклад, избегают радикальных новшеств, внезапных изменений. Носители анального вектора всегда стремятся быть хорошими, хотят, чтобы их любили, уважали, ценили. Именно эти люди способны испытывать постоянное чувство вины — внутреннее сожаление, что поступили неправильно, некрасиво, неверно.

Особенно остро ощущается вина перед умершим близким родственником (отцом, матерью) — ведь это самые родные люди.

При наличии еще и зрительного вектора такой человек обладает повышенной чувствительностью, большой эмоциональной амплитудой. Так, зрительный вектор в несколько раз способен усилить вину, наполнить ее сильными эмоциональными переживаниями. Отсюда и яркие образы умершего, и боязнь «кары» за провинность, и «предчувствие» беды.


Стоит отметить, что манипуляция чувством вины и обиды строится по той же формуле. Человеку вспоминают какую-либо ситуацию или поступок, придают по максимуму негативный оттенок, могут внушить, что это вообще «ужас ужасный», — и «марионетка» готова. Обладатель анально-зрительной связки векторов тут же ощутит чувство сильной вины, поймет, что был неправ, несправедлив, будет стараться исправить эту ситуацию, искупить свою вину, сделать так, чтобы было всем хорошо.

Вина за недолжное лечение, отсутствие денег на медикаменты, операцию

Перед умершим от серьёзной болезни мы невольно испытываем вину за то, что не организовали ему должного лечения, не оплатили медикаменты или врача. Или о новом методе борьбы с болезнью услышали уже после летального исхода. Но действительно ли это лекарство стало бы панацеей? Если организм больного уже перестал сопротивляться, то никакие пилюли бы не смогли помочь.

Иногда родственники потакают больному – позволяют есть неразрешённые продукты, смотреть телевизор, употреблять алкоголь, выходить на улицу. Часто за такое попустительство близкие себя корят. Не стоит этого делать. Полученные гормоны радости после таких неоправданных излишеств, возможно, как раз и продлевали жизнь преставившемуся.

Действительно ли это так? Слово не способно убить – оно лишь влияет на химические процессы в организме. Нет вашей вины и в том, что человеку вдруг внезапно стало на улице плохо, или он поскользнулся на ступеньках и ударился головой, или он стал участником ДТП и скончался. Невозможно предугадать, когда у кого побегут мурашки перед глазами, он потеряет сознание или способность управлять транспортным средством.

Самостоятельное лечение

Некоторые утверждают, что верующим проще справиться с потерей близкого, но всем людям, вне зависимости от религиозных, антирелигиозных предпочтений, пережить гнет смерти тяжело. Психика будет работать у всех в одинаковом порядке. Одним из факторов, который мешает людям успокоиться, является общество и установки в нем. Кому-то нужно больше времени, кому-то меньше. Всем знакомы такие случаи:

  • если человек скорбит долго, считают — совсем помешался, сколько можно;
  • если быстро смог справиться с утратой и взять себя в руки — не любил, бесчувственный чурбан и прочее.

Выходит, что ни сделай, все не так. После подобных разговоров чувство вины только усиливается или возникает опять. Начинает появляться патологический комплекс вины перед всеми, навязанной вины, гипертрофированного ощущения вины. С точки зрения психологии, человек, переживая утрату, должен пройти 3 стадии.

  1. Принять — всецело осознать факт смерти.
  2. Прожить — пройти достойно через всю траурную процессию.
  3. Отпустить — поняв, что человека уже не вернуть, нужно постараться меньше о нем думать, не зацикливаться на мыслях об умершем, пожелав ему обретения гармонии после жизни.

В стандартной ситуации после этих 3 стадий приходят светлые чувства и воспоминания. Единственным способом справиться с чувством вины является переживание горя. Оно может сопровождаться совершенно любыми ощущениями: одиночеством, печалью, злостью.

Последняя стадия переживания утраты — отпустить

  1. Принять — всецело осознать факт смерти.
  2. Прожить — пройти достойно через всю траурную процессию.
  3. Отпустить — поняв, что человека уже не вернуть, нужно постараться меньше о нем думать, не зацикливаться на мыслях об умершем, пожелав ему обретения гармонии после жизни.

Возрождение

В этот период человек может отстраниться от многих близких. Это связано с адаптацией внутреннего Я. Нужно попытаться найти новые увлечения, сменить профессию или занять себя полезным делом. После сломанной жизни приходит осознание, что жить нужно дальше.


На третьем и четвертом этапе горя нужно помочь человеку осознать, что ничего уже не исправить. Чем быстрее это произойдет, тем быстрее наступит стадия принятия и жить дальше станет легче.

Как жить с виной

Понятие греха – одно из фундаментальных понятий христианства, и мы постоянно слышим, читаем, произносим это слово. Но есть другое слово – «вина». В церковном обиходе, в религиозной своей жизни мы слышим его гораздо реже, чем слово «грех»; создается впечатление, что слово «вина» не из церковного словаря. Что есть вина? По сути, это внешний результат, следствие нашего греха, и еще – наш долг, зачастую неоплатный. Мы принесли ущерб другим людям, мы стали причиной их страданий, через нас в мир вошло некое «количество» зла. Даже если у нас есть возможность как-то пострадавшим от нас людям воздать, хотя бы извиниться перед ними – кто вернет им то время, те жизненные силы, которые отняты принесенной нами болью? Даже если эти люди нас простили – а некоторые из них склонны прощать в силу родственной любви, – должно ли нам самим от этого стать легче? А как часто бывает, что возможности загладить вину у нас нет, содеянное непоправимо, долг неоплатен – совсем.

Что делать с грехом – мы знаем: каяться. А вот с виной что делать? Станет ли она меньше от нашего раскаяния?

Одна женщина – тонкая, чуткая, глубоко верующая – убеждала меня в том, что по раскаянии нашем и вина изглаживается, раны, нанесенные нами, заживают, а если пострадавший от нас человек уже на том свете – тогда и вовсе не надо переживать: ему хорошо, а если плохо, то не по нашей уже вине. После первой своей исповеди я спросила священника, так ли это. Священник ответил: надеяться на это позволительно, но вот уверенности, успокоенности не может быть.

У кого точно не может быть успокоенности, так это у тех, кто хотя бы невольно (если вольно, то это другой разговор) стал причиной смерти. Как журналист, я знаю несколько случаев, когда виновники трагедий, вызванных неосторожностью, непредусмотрительностью, неумением обращаться с оружием и т.п., сами кончали с собой. Вряд ли стоит эти случаи здесь рассказывать. Скажу лишь, что забыть этих людей я не в силах и что в каждом из них я вижу себя: со мной такого не было, но ведь могло быть! Минутами кажется: чтобы жить самой, мне нужно найти какие-то убедительные доводы для убившего себя человека, какие-то основания для того, чтобы сказать ему: «Живи».

Церковь в этих случаях говорит именно «живи»: самоубийство христианину запрещено. Но, призывая человека к жизни, она ведь не может не отвечать на вопрос: «Как теперь жить?» И она отвечает на этот вопрос, о какой бы вине, смертельной или несмертельной, мы ее ни спрашивали. Не надо думать, что ответа на вопрос о жизни с виной у христианства нет.

Прежде всего – чего мы ищем, чего хотим, спрашивая, как нам жить? Мы хотим, чтоб нам стало легче; мы ищем покоя, может быть даже комфорта. Иными словами – возможности спокойно спать. Но святые отцы Церкви не искали себе покоя, не рассчитывали на него. Для того чтобы в этом убедиться, достаточно открыть обычный молитвослов: «Кое убо не содеях зло, кий грех не сотворих в души моей…» (преподобный Симеон Метафраст). Это отношение к содеянному злу совершенно противоположно распространенным психотерапевтическим советам «оставить прошлое прошлому»; забыть о том, чего уже не исправишь; не изводить себя «попусту». Святой не может и не хочет забыть о содеянном им зле. Он предпочитает видеть свою земную жизнь такой, как она есть. Для чего? Для того, чтобы очищать себя покаянием. Это возможно только представляя себя реально. Мы, сегодняшние, просто не можем обойтись без чувства собственной положительности; не можем, кажется, существовать, не причисляя себя мысленно к светлой части человечества: «У меня, конечно, есть недостатки, и я кое-что в жизни сделал не так, но в целом-то ведь я хороший человек. Ну не такой же я, как всякие там мерзавцы!» А ясное видение содеянного, память о нем выводит нас из этого фарисейского состояния.

Память о том, что мы сделали, нас изменяет – я знаю это по себе. В свое время я была очень резка, раздражительна и суха с близкими. Но очень хорошо почувствовала, что не могу, не вправе так себя с ними вести, – когда осознала свою вину перед людьми другими, не близкими, связанными со мной лишь по работе. Когда пребывала в шоке: «Как же я так могла?! Я – и так могла?» Где уж мне было после этого рычать и щелкать зубами, демонстрировать свое превосходство и т.д. – мне бы хоть немножко себя каким-то добрым делом утешить. А в идеале-то мы всю жизнь должны пребывать в таком состоянии: не чувствовать себя сколько-нибудь способными к качанию прав по причине содеянного нами. Память о собственной вине должна посещать нас именно тогда, когда мы возмущаемся чужими действиями, когда начинаем обрастать претензиями к окружающим. Живое воспоминание о том, что мы натворили с ближними, способно разом вывести из состояния обиды, жалости к себе, нескончаемого оплакивания собственной раны. И это я тоже знаю по себе.

Никому, конечно, такого креста не пожелаешь, но мне кажется, что человек, сбивший кого-то машиной и по-настоящему это переживающий (переживают не все, многие и здесь себя оправдывают), никогда уже не сотворит зла сознательно. Никогда не будет жесток, черств, высокомерен. Конечно, близким жертвы от этого ничуть не легче, но я и не пытаюсь смягчить ситуацию – она действительно страшна. Однако тот, кто стал ее причиной, – погибнет, если отвернется от нее, найдя способ себя оправдать или просто сумев забыть; и спасется, если примет весь ее ужас до конца.

Преподобный Моисей Мурин

Церковь призывает нас учиться видеть в себе грех и предупреждает, что это совсем не просто. «Видеть свои грехи в их множестве и во всей их гнусности действительно есть дар Божий», – писал святой Иоанн Кронштадтский. Начало здравия душевного – видение своих грехов бесчисленными, как песок морской, – это слова священномученика Петра Дамаскина. Но многие ли достигают этого начала (только начала, заметьте)? У нас не получается, или мы не хотим видеть свои грехи. А вина – она приходит нам на помощь. Она дает своего рода проекцию вовне, показывая нам то, что гнездится у нас внутри. Человек сел за руль после стакана водки, да просто решил проскочить на красный свет – что за этим стоит? Не одна только неосторожность – неумение помнить об окружающих, эгоизм, эгоцентризм, высокомерие, непослушание: «Мне закон не писан, мне море по колено». Всё это до поры не осознанно, скрыто во мраке непросвещенной души – и не приведи Бог, чтобы вот так именно вышло наружу…

Читайте также:  Признаваться в любви во сне, что это обозначает?

Да, это не на стенку проекция, не на экран какой-то – на души человеческие, на судьбы; это помощь горькая, страшная, но кто ж виноват, что иной помощи мы не принимаем, голоса Божиего, в тайне звучащего, не слышим?

Чем больше вина, тем меньше оставляет она человеку ложных выходов, боковых дорожек; раздавленный огромной виной человек с неизбежностью должен понять, что путь у него теперь один – вверх, к Тому, Кто сказал разбойнику: «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лк. 23: 43).

Мне известны (тоже как журналисту, как судебному репортеру) люди, неспособные принять этот евангельский эпизод. Как же так: резал-резал людей, грабил-грабил на дорогах, а потом сказал несколько слов – и в рай! Где справедливость?

А она – в словах разбойника Благоразумного, разобравшегося наконец в происходящем: «Мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал» (Лк. 23: 41). Вот как говорил об этом разбойнике святитель Иоанн Шанхайский в одной из своих проповедей:

«Глядя на Него, разбойник словно очнулся от глубокого сна. Ему ясно представилось различие между Ним и им самим. Тот – несомненный Праведник, прощающий даже Своим мучителям и молящийся за них Богу, Которого называет Своим Отцом. Он же – убийца многих жертв, проливавший кровь людей, не сделавших ему никакого зла.

Взирая на Висевшего на кресте, он словно в зеркале увидел свое нравственное падение. Все лучшее, что таилось в нем, пробудилось и искало выхода. Он осознал свои грехи, понял, что к печальному концу привела его лишь собственная вина и винить ему некого. Посему злобное настроение против исполнителей казни, каковым был охвачен разбойник, распятый по другую сторону от Христа, а вначале и он сам (см.: Мф. 27: 44), сменилось в нем чувством смирения и сокрушения. Он почувствовал страх грядущего над ним суда Божия.

Отвратителен и ужасен стал для него грех. В душе он уже не был разбойником. В нем проснулись человеколюбие и милосердие. Со страхом за участь своей души в нем сочеталось отвращение к происходившему надругательству над невинным Страдальцем».

Разбойник не вошел бы в райскую обитель, если бы забыл о том, что творил. Он вошел именно потому, что помнил.

Церковь, кстати, чтит не одного Благоразумного разбойника – многих; один из них – святой мученик Моисей Мурин. Его житие поражает – именно мученическим концом. Смерть от руки напавших на монашескую обитель разбойников он принял как желанную для себя расплату, как закономерное и необходимое следствие тех убийств, которые совершил сам. Как подтверждение Христовых слов: «Все, взявшие меч, мечом погибнут» (Мф. 26: 52). Вот что делает с человеком память о вине.

«Вспоминать все это зло, которое я совершил в те годы, мне всего тяжелее… Весь этот кошмар… карамазовская грязь… Все это было при отсутствии у меня христианской веры…» – это из дневника Николая Евграфовича Пестова, профессора-химика, духовного писателя, подвижника, тайного просветителя обездоленной советской России. В молодости он был большевиком, комиссаром, служил в ЧК. А затем всю жизнь был движим великим раскаянием.

Но может ли обычный, далекий от аскетических подвигов человек чисто психологически выдержать эту тяжесть – постоянную память о вине? Способен ли он пребывать в таком напряжении изо дня в день? Ему ведь нужен отдых, нужно какое-то приемлемое самочувствие, и сон, в конце концов, нужен спокойный – чтобы не сгореть…

О сне в молитвах вечернего правила говорится не раз: «И неосужденна ныне сном уснути сотвори», «мирен сон и безмятежен даруй мне», «…да с миром лягу, усну и почию…» В какой-то момент меня, что называется, осенило: не о том здесь речь, чтоб нам хорошо выспаться, но о том, чтобы мы, не имеющие на самом деле права на необходимый нам покой, получили его по милости Божией – именно потому, что не можем без него обойтись. И это касается не только сна – всей нашей повседневной жизни. Наша вина не отнимает от нас права на осенний лес, на весенний воздух, на морской прибой, на дружбу и любовь, на творчество и познание. Потому что это все дает нам – Он. И мы плохо поступим, если не примем Его дара.

За каждой литургией мы слышим 50-й псалом Давида – покаянный вопль, вырвавшийся из груди царя-псалмопевца после того, как пророк Нафан указал ему на его страшную вину. По-настоящему вслушавшись в этот текст, человек удивляется. Чего просит Давид, погубивший честного и доблестного Урию из-за похоти своей? Он просит того, что после такого поступка представляется невозможным: радости. «Воздаждь ми радость спасения Твоего и Духом Владычним утверди мя» (Пс. 50: 14). Но разве смог бы Давид просить себе радости, если бы не увидел без всяких прикрас и самооправданий – и глубину своего падения, и ужас его последствий для других людей?

Церковь, кстати, чтит не одного Благоразумного разбойника – многих; один из них – святой мученик Моисей Мурин. Его житие поражает – именно мученическим концом. Смерть от руки напавших на монашескую обитель разбойников он принял как желанную для себя расплату, как закономерное и необходимое следствие тех убийств, которые совершил сам. Как подтверждение Христовых слов: «Все, взявшие меч, мечом погибнут» (Мф. 26: 52). Вот что делает с человеком память о вине.

Помощь специалистов

При навязчивом чувстве вину следует обратиться к психологу. Стандартный период для скорби составляет до 1 года. Но нельзя точно определить отрезок времени, когда боль утихнет. Если человек чувствует себя плохо, то лучше не медлить и записаться на прием к специалисту.

Когда скорбящий нуждается в психологической помощи:

  • Затяжная депрессия, попытки совершить суицид;
  • Проблемы со сном, частые ночные кошмары;
  • Плохая работоспособность, нежелание контактировать с социумом;
  • Снижение иммунитета, обострения хронических заболеваний;
  • Нервный срыв, наблюдение симптомов психологических болезней;
  • Мигрень, эпилепсия, судороги, тремор;
  • Прием алкогольных и наркотических веществ (тщетные попытки уйти от реальности);
  • Возникновения фобий, необоснованных страхов, панические атаки.

Если вовремя не устранить эти признаки, то это может привести к серьезным нарушениям. В некоторых случаях достаточной разовой консультации специалиста, а в других – серьезная длительная работа и прием медикаментов.

Если вовремя не устранить эти признаки, то это может привести к серьезным нарушениям. В некоторых случаях достаточной разовой консультации специалиста, а в других – серьезная длительная работа и прием медикаментов.

ТЕМА: Боремся с чувством вины перед умершими

Какие методы помогут избежать ощущать вину перед умершими?
Никто не поспорит с тем, что очень непросто жить с систематическим и не прекращающимся ощущением вины в разных тяжких грехах. Именно поэтому человечеству хочется избавиться от подобных мук и забыть о том, что такое ощущение виноватости. Этого можно достичь самостоятельно.
Старайтесь разложить по полочкам все, что касается вашей ситуации. Очень важно в спокойном состоянии и обстановке обдумать и понять, когда начали возникать проблемы, которые и стали причиной зарождения навязчивого ощущения. Вот тогда и можно понять, есть ли реальная причина беспокойства, либо все происходит вследствие независящих от человека обстоятельств. Когда вины нет, то неприятное ощущение должно покинуть душу. Но, присутствие грешка тоже не является окончательным вердиктом. Так, можно просто дать себе обещание, что при повторной ситуации изменятся ваши действия и повторять свой проступок уже никто не будет. Следует стремиться отпустить проблему, чтобы больше к ней не возвращаться. Это напрямую касается и умерших. Поверьте, дальше вы сможете жить намного легче и правильнее.

За отношения в семье ответственны двое

Развод в семье — очень болезненное состояние как для жены, так и для мужа. Даже если мужчина уходит к другой женщине, он все равно переживает и чувствует угрызения совести. Но больше всего при разводе страдает женщина. Она начинает искать ошибки в себе, забывая, что семью должны строить двое.

Вся сложность заключается в том, что вы старались быть удобной для мужа, детей, забывая о себе. Постепенно все члены семьи к этому привыкли и начали манипулировать.

Если очень цените эти отношения, то найдите специалиста, чтобы он помог выбраться из трудной ситуации. Если муж не хочет идти к специалисту, значит ему нравится вами манипулировать, считать виноватой во всем. А вам нравится быть жертвой, жить забывая о себе?

От такого мужчины уходите без сожаления, а ребенка берите с собой. Вот увидите, вы скоро вздохнете с облегчением.


Советы психолога: как научиться себя любить и ценить

Как объективно оценить вину перед покойным человеком

Со смертью родного человека — мамы, бабушки, сына, мужа, дедушки, отца — возникает чувство вины. Его переживают те, кому приходилось предавать земле умершего.

Ощущение возникает по таким причинам:

  • облегчение, если смертью закончился период тяжелой болезни родственника. Уход за больным — всегда тяжелое испытание;
  • человек не успел попросить прощения за обиды. В таком случае нужно молиться, чтобы душа обрела покой;
  • какие-то обстоятельства помешали помочь ныне усопшему человеку;
  • отсутствие заботы об умершем при его жизни, редкие звонки, недостаток общения. Чувство разрушающей вины не поможет: извлеките урок из ситуации, научитесь проживать день как последний;
  • человек поддерживал нежелание болеющего принимать таблетки, когда тот отказывался выполнять предписания врачей. Не все могут проявлять настойчивость;
  • похоронивший родственника не смог вовремя уберечь его от опасности, не предупредил о ней. Управлять судьбой человек не властен.
  • Как унять скорбь и боль от смерти человек
  • Можно ли спать на кровати после умершего человека

С виной возникает чувство гнева — на уход покойного, на Бога, забравшего его, на себя, если косвенно стали причиной смерти близкого. Эмоции вызваны эгоистической природой человека: без умершего трудно, грустно.

У некоторых восточных народностей принято веселиться на похоронах. Странный обычай связан с тем, что покойник прошел трудный путь земного существования, теперь его ждет отдых в загробном мире, соединение со Всевышним.

Чтобы объективно оценить вину перед умершим, осознайте: за чувством скрывается ужас перед смертью. Психика включает механизмы защиты: возникает шок, заставляющий не видеть смерть, появляются страх, горе, страдания, маскирующие отрицание.

Если понять причину депрессии, научиться адекватно ее оценивать — легче преодолеть истинные переживания.

Чувство вины скрывает понимание необратимости случившегося. Человек теряет контроль над происходящим и не признается в этом. Гнев, испытываемый к умершему, связан с беспомощностью, яростным протестом существующему ходу вещей.


Чувство вины скрывает понимание необратимости случившегося. Человек теряет контроль над происходящим и не признается в этом. Гнев, испытываемый к умершему, связан с беспомощностью, яростным протестом существующему ходу вещей.

Неожиданное известие

Я как раз заказала букет маме на 8 Марта. Выбрала ее любимые цветы и открытку с теплой, душевной надписью: «С любовью маме! Живи долго и счастливо», когда позвонила тетя.

— Ты только не переживай! — ее голос звучал необычно и вкрадчиво.

Меня будто током шарахнуло самое очевидное, что приходит в голову при этих словах, — случилось что-то с родителями. В ужасе я закричала в трубку:

— Что? С кем? С мамой?

— Маму увезла «скорая» с инфарктом.

— Она жива? — спросила я тихо.

— Только не переживай!

— Она жива? — спросила я твердо.

— Спасти не удалось…

— Маму увезла «скорая» с инфарктом.

Чувство вины перед умершим: «Мамочка, прости за все…»

Длинный больничный коридор. Стою в самом его конце, крепко держа за руку маму, лежащую на каталке. Время застыло. Наконец доктор приглашает войти в кабинет. Отдает заключение. Впиваюсь в него глазами, читаю несколько раз и не могу понять ни слова. Поднимаю умоляющий взгляд на врача. «Максимум месяц. Мы бессильны. »

Ровно через месяц, когда бросала горсть земли в могилу, внезапно накрыло неподъемное ощущение вины перед умершей мамой. Думала, постепенно все пройдет, время лечит. Однако чувство вины перед умершим человеком только усугублялось с каждым днем, пока не стало понятно, что произошло полное истощение психики и дальше так жить невозможно.

Читайте также:  Как перестать ревновать бывшего


Тогда, погружаясь все глубже в вязкое болото, не представляла, как преодолеть постоянное переживание вины перед умершим.

ПОПУЛЯРНОЕ

  • Адриан и Наталия, мученики. Житие
  • Крещение. 70 вопросов о Крещении
  • Намоленная икона — Можно ли «намолить» икону?
  • Василий Великий. Житие
  • Исповедь — 20 вопросов об исповеди и покаянии
  • Без любви не может быть Церкви
  • Почему над усопшими младенцами не читается разрешительная молитва
  • Депрессия — грех или болезнь?
  • Агафия, мученица. Житие
  • Зачем перечитывать Библию?
  • Что такое Лето Господне?
  • Православная семья — вопросы и ответы
  • Пасочница — как делать пасху
  • Аврамий Болгарский, мученик. Житие
  • Адам Ветхий. Житие
  • В чем смысл Петрова поста?
  • Самоуважение — христианское самоуважение
  • Курение — Святые отцы о курении
  • Свобода — что такое христианская свобода?
  • Монах. Фильм Аркадия Мамонтова
  • Экстрасенсы, народные целители и бабки — что происходит с душой от их «лечения»
  • Женщина в Церкви
  • Молитва — почему молитва бывает «не услышана» ?
  • За что не любят православных?
  • Как обрести душевный покой?

Царство Небесное есть Высшая Любовь, и нераскаянная вина стоит препятствием к Ней. Немногие из нас рождены с талантом — любить, как заповедовал Господь. Надо долго и настойчиво овладевать этой наукой. К сожалению, школ, где бы нас учили любви к ближнему, нет. Но есть Божий храм, есть природа, и еще есть дети. Иисус Христос говорил: «Если не обратитесь и не станете, как дети, не откроется вам Царство Небесное». Недавно мне посчастливилось встретиться с замечательным мальчиком лет шести. Со своими сверстниками он играл в мягкий бумеранг. Пришла его очередь бросать — он бросил, и бумеранг полетел красиво вверх. Одна из девочек, зачарованная его полетом, побежала за ним вдогонку. Вдруг порывистый ветер развернул бумеранг, и он ударил девочку. Она заплакала, и взрослые принялись ее успокаивать. Мальчик же отошел в сторону и сел на корточки. Я подошла к нему, села рядом. Лицо мальчика выражало глубокое горе. Он заговорил первым: — Я нечаянно… Я не нарочно… Она побежала, и бумеранг ударил ее. И потом, помолчав немного, добавил: — Я все равно виноват, потому что ей было больно… Мгновенное искреннее признание вины, даже и не от преднамеренного поступка, и такое же мгновенное искреннее раскаяние. Как, когда мы утратили эту детскую способность к мгновенному очищению? Почему нам так трудно признаться и сказать всем, себе и, прежде всего, Богу: — Я виноват, потому что им, ей, ему было больно?

О чувстве вины перед умершим

Таня, вот какой вопрос беспокоит.- Про чувство вины, которое в той или иной степени испытывают многие (или даже все?) люди, переживающие смерть близкого. – Когда горюющий чувствует себя виноватым, начинает говорит о своей вине, то мы как правило начинаем его переубеждать – говорить ему, что «ты не виноват», «твоей вины тут нет», «ты не мог знать наперед», и т.д. Т.е. обычно мы отрицаем вину человека перед умершим, тем самым противореча человеку, себя обвиняющему. И тут очень часто получается так, что наши убеждения в отсутствии вины не приносят желаемого результата, или же дают только кратковременный эффект – а через некоторое время горюющий опять начинает терзаться от чувства вины.
Вот всегда ли в таких случаях надо отговаривать горюющего – убеждать его что он не виноват? – Ведь не секрет, что утешающие люди часто говорят горюющему об отсутствии вины даже в случаях, когда понимают, что эта вина у человека имеет для себя основания – в поступках или словах по отношению к умершему. И вот в таких случаях, когда есть реальная вина, не делаем ли мы «медвежью услугу» для горюющего, убеждая его в том, чего нет? Может правильнее и честнее в таких случаях согласится с горюющим, признать что он действительно виноват, а потом постараться разделить с человеком это нелегкое чувство своим состраданием и участием, разобрать с ним уже конкретную ситуацию, как горюющий ее видит, в чем он действительно виноват, в чем он преувеличивает вину. посоветовать человеку что-то из своего личного опыта, о том как от чувства вины освободится?
Воскрес Христос – и Жизнь вступила в свои права (св. Иоанн Златоуст)

Следует сказать, что чувство вины относится к типичным реакциям человека, переживающего утрату.

Но, к сожалению, чувство вины нередко является преградой преодоления горя.

Чувство вины охватывает горюющего при мысли о незначительных шероховатостях, имевших место в прошлом во взаимоотношениях с усопшим.

При этом, в сознании горюющего воспоминания о конфликтах, о малозаметных прежде камешках преткновения, превращаются в непреодолимую преграду.

Слово «должен» не сходит с уст, превращаясь в заклинание: «Я должен был сделать это» или «Я НЕ должен был этого делать». Человек, погружающийся в свою виноватость, ругающий себя за совершенные ошибки, испытывает параллельно трудности в анализе своих «недочетов». Ведь чувство вины горюющего может быть сопряжено с чувством безысходности: теперь нет возможности сказать человеку «прости», что-то объяснить и т.д. Горюющий нередко убежден, что уже невозможно что-либо исправить. И он смотрит в прошлое и «застревает» там. Начинается самобичевание и самонаказание.

Также отмечено, что имевшие ранее место разногласия, враждебные чувства могут отрицаться горюющим, даже перед самим собой. И, чтобы не позволить осознать их, он начинает беспрестанно повторять о том, каким усопший был хорошим. Этот момент может служить сигналом о наличии скрытого чувства вины.

Переживая горе, мы порой не просто находимся в состоянии страдания, но и еще стыдимся этого. Откуда возникает этот стыд проживать страдание, горе?

Эдит Вейскопф-Джельсон отмечала, что «наша современная философия психогигиены пропагандирует идею о том, что люди должны быть счастливы, и что несчастье служит симптомом дезадаптации». При этом «бремя неизбежного несчастья усугубляется у человека ощущением несчастья оттого, что он несчастен». Но ведь на страдание можно посмотреть как на нечто облагораживающее, а не унижающее.

Виктор Франкл в свое время поставил вопрос о смысле страдания. Является ли видимый мир «конечным пунктом»? А может все-таки существует и другое измерение, мир, в котором вопрос о конечном смысле человеческого страдания находит свое разрешение?
Верующий человек понимает, что любовь песком не станет, со смертью человек не исчезает, его душа остается живой.

В. Франкл отмечает, что преходящий характер нашего существования никоим образом не лишает его смысла, но обусловливает ответственность. Почему «ответственность»? Именно от человека зависит осуществление его потенциальных возможностей. Каждый миг он решает, какие возможности будут осуществлены, а какие – обречены на небытие, будет ли он склоняться к добру или ко злу.

Когда наши близкие отходят в иной мир, мы еще и еще раз сталкиваемся с вопросом о нашей ответственности перед усопшими, перед окружающими и перед собой. Как мы разрешим этот вопрос?

Горюющий, поглощенный самобичеванием или идеализацией усопшего с трудом задумывается об умершем, как о реальном человеке, имевшем свои достоинства и свои недостатки, которому сейчас, как и раньше, необходима забота и поддержка, необходима в первую очередь молитвенная помощь.

Окажем ли мы эту помощь усопшему, во многом будет зависеть от того, насколько мы готовы пройти путь страдания, горевания.

При этом от человека не требуется смиряться с абсурдом жизни, но следует признать неспособность постичь ее смысл, смысл страдания в том числе, в рациональных терминах.

Интеллект не способен справиться с данной задачей, но человек имеет возможность ее решить через привлечение духовных ресурсов, опираясь на твердую почву религиозной веры.

Нередко таким образом человек попадает в замкнутый круг, повторяя движение по которому, усугубляет свое душевное состояние. Танечка, а может ли человек, застрявший в круге “чувство вины – невозможность попросить прощения у умершего – самобичевание – усугубление чувства вины. ” самостоятельно выйти из этого круга, без помощи другого человека?

Да, приходилось сталкиваться с таким поведением горюющих близких. – Но если такая ситуация имеет место, как правильно вести себя? Стоит ли пытаться пробудить в сознании горюющего осознание, легализацию этого скрытого чувства вины? Или все же лучше оставить все так, как есть, из опасения причинить человеку еще большую травму?
Воскрес Христос – и Жизнь вступила в свои права (св. Иоанн Златоуст)

Очень трудно сказать однозначно, каждый случай уникален и индивидуален. Но ключевой характеристикой, которая делает этот круг замкнутым является – безысходность, от чего усугубляется страдание. Но здесь вспоминаются слова В. Франкла: “Именно в тех случаях, когда человек сталкивается с невыносимой и неизбежной ситуацией, когда он имеет дело с судьбой, которую невозможно изменить, например с неизлечимой болезнью, стихийным бедствием или утратой близкого, ему дается шанс осуществить высшую ценность, постичь глубочайший смысл, смысл страдания. Ибо самое важное – это наше отношение к страданию, отношение, благодаря которому мы принимаем это страдание, берем его на себя”.
Возможность восстановиться горюющему во многом будет зависеть от его стремления найти смысл своего страдания, своего состояния, процессов происходящих внутри. и как писал В. Франкл “Страдание каким-то образом перестает быть страданием после того, как обнаруживается его смысл, – такой, например, как смысл жертвенности”.
Нередко это состояние тупика и безысходности является сигналом состояния человека. В такие моменты важно остановиться и обратить внимание на те качества, которые заставляют человека заниматься самобичеванием. Почему он это “действие” повторяет, вместо того, чтобы обратить взоры на нуждающихся рядом людей в его помощи и поддержке ,вместо того, чтобы остаться наедине с собой, своими мыслями и заглянуть внутрь: какие страсти в душе затаились? Что мешает быть лучше?

В свое время ,когда доверие между собеседниками установится, в ходе диалога можно отследить четкие противоречия в характеристиках, которые дает горюющей близкому. Мягко и очень ненавязчиво можно на эти характеристики обратить внимание, но не пытаться убеждать человека, что он имеет те или иные чувства по отношению к кому-либо. Собеседник со 100% уверенностью может говорить только о своих чувствах: “Я почувствовал(а) раздражительность (страх, гнев, тревогу и т.д.) в Ваших словах. Я прав(а) или я ошибаюсь?”.
Горюющий может подтвердить Вашу гипотезу или ее отклонить. Он будет честен с собеседником только в том случае если диалог будет протекать в атмосфере взаимного доверия, достижение которого может потребовать много времени.

я думаю что в первое время после смерти близкого человека очень трудно заглянуть внутрь себя . наверное с первого дня начинается самообвинение .
потому что как бы то не было ты начинаешь осознавать что на земле ,в этой жизни уже никогда не сможешь исправить что то ,что связанно с умершим родным человеком . не извинится ,не обнять ,не посмотреть в глаза и никогда не получить от него прощения . именно от него .
всё в памяти о родном человеке так ярко ,так остро и каждое обидное слово сказанное когда то ему всплывает в памяти ,все разногласия .
и чувство вины начинает жечь изнутри . начинаешь ругать себя ,да ,самобичевать -потому что ничего ,никогда в этой жизни не исправить перед ним .
чувство вины обостряется особенно в те моменты когда спустя некоторое время сам начинаешь постепенно улыбаться чему то ,когда начинаешь вновь оглядываться вокруг и понимать как прекрасен мир .
чувство вины за то что ты можешь всё это видеть ,чувствовать ,жить ,а он умер ,его здесь нет и ты не знаешь хорошо ему сейчас или плохо ? где он ?

Таня, а ведь существуют определенные упражнения, техники, имитирующие этот процесс – попросить прощения у умершего. Учитывая, что речь идет о прощении от умершего, то наверняка многие из этих техник носят эзотерический и оккультный характер. А есть ли эффективные и в тоже время духовно-безопасные психологические способы/упражнения попросить прощения у умершего, помогающие горюющему освободиться от чувства вины?

Да, такое часто встречается. Но ведь это совершенно необоснованное чувство вины – когда человек чувствует себя виноватым перед умершим за то, что потихоньку начинает радоваться жизни, идя по дороге переживания горя. И такая необоснованная вина наверняка является серьезным фактором, ведущим к застреванию в горе.
Вот что можно посоветовать горюющему, который чувствует себя виноватым перед умершим за появляющиеся радость, интерес к жизни?
Воскрес Христос – и Жизнь вступила в свои права (св. Иоанн Златоуст)

если Бог Милостивый прощает ,если близкий умерший человек и не обижен вовсе был ,а если и был то простил уже давно ещё при жизни тут.
а сам себя простить не можешь ?потому что это личное восприятие ситуаций в жизни .
самопрощению научится как ? или это не правильно прощать самого себя ?

Читайте также:  Эпилептический приступ

Я бы предложила сейчас обсудить не техники и методы. Они отвечают на вопрос: как делать? А мне думается, мы еще не решили с вопросом: что делать?

Итак, мы обсуждаем чувство вины…Когда оно возникает? Тогда, когда мы осознали, что совершенный поступок противоречит заповедям, определенной системе ценностей, законам. А теперь следует задаться вопросом: что дает человеку чувство вины? Зачем это чувство необходимо человеку?

Чувство вины (не путаем с самоуничижением) сигнализирует нам, что определенные поступки, мысли, желания разрушают душу человека, пагубно влияют на окружающих, а следовательно, надо приступать к тяжелой но очень необходимой работе над собой –искоренять страсти и воспитывать добродетели.

Возможно, усиливающееся чувство вины дает сигнал о том, чтобы еще раз задуматься над смыслом своего бытия, задуматься над необходимостью пересмотреть и изменить свою жизнь.

Давайте вспомним слова свт. Игнатия Брянчанинова: «Удел всех человеков на земле, удел неизбежный ни для кого – смерть. Мы страшимся ее, как лютейшего врага, мы горько оплакиваем похищаемых ею, а проводим жизнь так, как бы смерти вовсе не было, как бы мы были вечны на земле». А ведь память смертная, «усвоившись в душе, рассекает дружбу ее с грехом, со всеми наслаждениями греховными».

Может усиливающееся чувство вины нам говорит о том, что мы забываем о смерти как о завершающей точке нашей земной жизни. Как писал свт. Игнатий Брянчанинов: «Тщетно сияет солнце с чистого неба для очей, пораженных слепотою, – и вечность как бы не существует для сердца, обладаемого пристрастием к земле…».

Возможно, чувство вины заставляет задуматься над следующими вопросами: что мы делаем, чтобы приготовиться достойно к переходу в вечность? что мы делаем, чтобы подготовить наших близких? и что мы сделали, чтобы подготовить к вечности усопшего?

Еще раз повторюсь, если мы верим, что душа человека бессмертна, следовательно ему сейчас, как и раньше, необходима забота и поддержка, необходима в первую очередь наша молитвенная помощь, но чтобы такую помощь оказывать мы сами должны духовно расти, пока есть еще время.

Таня, это действенный путь, наверное единственный – который может принести стабильные результаты. Но он требует веры, терпения, постоянства, и конечно же времени.

Но ведь очень часто люди, переживающие горе, на момент несчастья или совсем не имеют веры, или же она очень слабая. На то, что бы она зародилась или окрепла – нужно время.
И как правило как раз такие люди наиболее тяжело переживают чувство вины перед умершими. Уже одна интенсивность такого переживания очень подрывает и отнимает душевные силы человека, которые ему так понадобятся на пути к вере и работе над собой.
И получается как-бы замкнутый круг – когда чувство вины усиливает ощущение безысходности, а она в свою очередь подрывает слабую веру, или же усиливает неверие. Это наверное не такие уж редкие случаи среди переживающих горе.

Все же для обретения памяти смертной нужна определенная стабильность и крепость души, которых в таких случаях недостает. Ведь нередки случаи, когда мы советуем знакомому человеку страдающему от чувства вины, пойти на исповедь. – Он идет, но это ему не помогает. И понятно, что не помогает – ведь нет должной веры. Но от этого человек отчаивается еще больше.
Тут наверное прежде всего нужна какая-то психологическая помощь, которая позволит человеку хоть немного стабилизировать свое состояние, перевести дух. Как можно помочь такому человеку? Что ему делать? Или же тут невозможно дать каких-либо универсальных советов?
Воскрес Христос – и Жизнь вступила в свои права (св. Иоанн Златоуст)

Да, именно так обычно и происходит. И память смертная – это действительно та высота, к которой стоит стремиться.
Предположим, что горюющий – маловоцерковленный человек. И сконцентрируемся просто на чувстве вины. Здесь можно перейти в плоскость рационального анализа.

Обратимся к самому понятию, что такое вина? Проанализируем его.

М.В. Гамезо дает такое определение: Вина – это эмоция, возникающая при нарушении моральных норм. Без принятия общественных норм не возникает. Вина выражает осуждение субъектом своего поступка и себя, снижение самооценки, раскаяние и возможность исправиться.

Хочется подчеркнуть именно последнее слово – “исправиться”.

Чувство вины сигнализирует нам, чтобы мы исправили впредь свое поведение . а нам всегда так хочется вернуться в прошлое, в ситуацию, в которой мы повели себя не должным образом. Но, объективно, возможно ли это? Рассуждая трезво, в наших ли силах повернуть течение времени? Думаю ответ очевиден. Но этого ответа не достаточно. О чем же нам следует задуматься, когда мы испытываем чувство вины?

Полезно задать себе следующие вопросы: “какие же качества в той ситуации (из-за которой мы испытываем чувство вины) мы проявили? Мы гневались, осуждали, не были чуткими и внимательными, терпеливыми к ближнему? Какой нравственный закон, какие моральные нормы мы нарушили?”

Возникает сразу вопрос: зачем же такое самокопание? к чему этот анализ, если мы говорим о чувстве вины горюющего перед усопшим? Ведь он никогда не сможет уже прощения попросить.

А давайте представим ситуацию, когда один человек перед другим просит прощения, в чем он его заверяет? Он заверяет его, что исправится, что больше нравственный закон нарушать не будет.

Да, возможно мы не успели усопшему мы сказать слова “прости”, но что мешает выполнить то обещание, которое хотели дать: исправиться?

Эти вопросы можно поставить перед горюющим и дать ему возможность найти на них ответы.

если Бог Милостивый прощает ,если близкий умерший человек и не обижен вовсе был ,а если и был то простил уже давно ещё при жизни тут.
а сам себя простить не можешь ?потому что это личное восприятие ситуаций в жизни .
самопрощению научится как ? или это не правильно прощать самого себя ?

Чувство вины перед умершим близким человеком

Пост в Лигу Психотерапии

Мы, в принципе, помним о смерти. Ну, так, чисто гипотетически знаем, что никто не вечен. А вот когда эта истина вдруг подтверждается – теряемся. Другими словами, смерть близкого человека – это всегда неожиданность, шок, растерянность. Такое печальное событие заставляет нас пересматривать свои ценности и ориентиры, анализировать отношения с родными и друзьями. И, когда дело доходит до мыслей о взаимоотношениях с человеком, которого не стало, «выплывает» множество всяких «бы»: «если бы я нашел другого врача, она бы не умерла», «если бы я не отправила его в магазин, он остался бы жив»… На самом деле чувство вины перед умершим встречается сплошь и рядом.

Это – абсолютно иррациональное чувство, бесполезное для вас и уж тем более – для того человека, которого не стало. Когда вы каетесь в каких-то мнимых ошибках и причиненных обидах, только затягиваете процесс горевания. Так можно зайти очень далеко, поэтому попробуйте разобраться: в чем вы считаете себя виноватым?

Причины возникновения чувства вины перед умершим человеком

1. Считаете себя виноватым в его смерти. Подумаем логически. Каким образом человек может быть виновен в смерти другого? Только в том случае, если он намеренно действовал (или бездействовал, например, вовремя не оказывал помощь) с целью летального исхода. В вашей ситуации было так? Конечно, нет. Какое-то ваше слово или поступок могли стать только маленьким звеном в длинной цепочке факторов и обстоятельств. Отправили мужа в магазин, а его сбила машина. Вы виноваты? До этого он миллион раз ходил в магазин, и все было в порядке. Просто так трагично сложились обстоятельства. Но при чем здесь вы?

2. Считаете, что не успели сказать, как вы его любите. В обычной, будничной жизни мало места проявлениям любви и нежности, и на самом деле все мы говорим друг другу: «Я тебя люблю» не так уж часто. Но, когда человека уже не стало и вдруг понимаешь, что возможности сказать ему об этом уже не представится, начинается чувство вины перед умершим и раскаяние во всех ошибках. Но ведь ваши близкие тоже не говорят вам постоянно, что любят вас? Тем не менее, вы это чувствуете и помните об этом. Так происходит у всех. Точно так же человек, которого не стало, наверняка знал, насколько хорошо вы к нему относитесь. Слова для этого не обязательны.

3. Испытываете чувство вины за то, что продолжаете жить. Совершенно иррациональное, но при этом очень распространенное чувство. Вам казалось, что мир остановился, и вы не знали, как жить дальше. И тем не менее – живете, дышите, иногда даже чему-то радуетесь. После таких приятных моментов и возникает чувство вины: «Как я могу радоваться, ведь ее (его) больше нет…». Но это – абсолютно нормальное явление, которое говорит о том, что вы, пережив боль утраты, понемногу возвращаетесь к жизни. Это не означает, что вы забыли того, кто вам дорог – нет, память о нем останется с вами, но существуют определенные стадии горевания по умершему человеку, и завершающая из них – возвращение к нормальной жизни. Как бы там ни было, вам предстоит жить дальше. Это только в Индии женам положено было восходить следом за телом мужа на погребальный костер, а в большинстве культур, в том числе и нашей с вами, на переживание утраты близкого человека отводится срок траура, после которого начинается обычная повседневная жизнь. Еще сильнее чувство вины перед умершим за то, что живешь, испытываешь тогда, когда вы вместе оказались в какой-то экстремальной ситуации, но вам посчастливилось выжить, а тому, кто был рядом – нет. Ехали в одном авто, летели на одном самолете, шли рядом по улице… Есть даже такой термин — «вина выжившего». Это чувство хорошо выражено в стихотворении «Сын Хиросимы», автор – Настя Романькова:

«Мне так стыдно, как будто я что-то неправильно сделал.

Мам, скажи, я кого-нибудь предал, когда уцелел?».

На самом деле никого вы не предавали, просто так сложились обстоятельства. Окружающие говорят: «Радоваться надо!», а радоваться-то как раз и не получается.

В любом случае чувство вины перед умершим нельзя долго носить в себе и взращивать: оно губительно прежде всего для вас самих, в особо сложных случаях способно довести до невроза. А ведь человек, который ушел в мир иной, любил вас, и ему было бы больно, если бы он узнал, что вы так страдаете из-за него. Поэтому держитесь хотя бы ради этого.

«Мне так стыдно, как будто я что-то неправильно сделал.

Классическая психология об этапах формирования чувства вины

На вопрос, что такое вина, психология отвечает: «Это эмоция, когда человек чувствует, что причинил кому-то вред. Это тяжелое чувство, не дающее полноценно жить. Возникает желание искупить свою вину. Часто появление такого чувства — манипуляция другого человека, который желает внушить ощущение вины, таким образом — управлять другим.»

Как же быть в случае, когда не дает покоя чувство постоянной вины перед умершим? Как суметь избавиться от чувства вины перед умершим? Почему одни не терзаются подобными мыслями, прощаются с близкими и живут со светлой печалью, а у других возникает постоянное чувство вины перед умершим? Как справиться со своими мыслями и деструктивным чувством непоправимой ошибки?

Системно-векторная психология Юрия Бурлана отвечает на все вопросы и помогает вернуться к полноценной жизни.


Системно-векторная психология Юрия Бурлана отвечает на все вопросы и помогает вернуться к полноценной жизни.

Добавить комментарий