Информационный стресс: реакция на избыток информации

Информационный стресс и его профилактика

Стресс – это комплекс адаптационных реакций, возникающих в ответ на действие внешних факторов – стрессоров. Стрессовая реакция неспецифична, то есть одинакова для различных стрессоров. В широком смысле стрессором являться любое воздействие, выводящее человека из физиологического и психического равновесия.

Информация, являясь внешним фактором среды, также может выступать в качестве стрессора. Для этого она должна обладать следующими характеристиками:

·Высокий (для индивидуального восприятия) темп предъявления

·Неактуальность (несоответствие потребностям и целям деятельности).

Для защиты от информационных стрессоров в психике активизируются механизмы, ограничивающие переработку «вредной» информации. Информация не запоминается, не осмысливается – организм экономит ресурсы, потому что они не безграничны. Если воздействие информационных стрессоров является длительным и систематическим, то могут возникать хроническое чувство усталости, напряжения, апатия, бессонница, головная боль, у детей – поведенческие нарушения. Медицинское лечение этих состояний не воздействует на причину их возникновения, а потому не всегда оказывается эффективным.

Основным источником информационных стрессов выступают средства массовой коммуникации (телевидение, интернет, реклама). В условиях современного мира с его огромными потоками информации полностью избежать воздействия информационных стрессоров очень сложно. Негативному влиянию избыточной информации особенно подвержены дети. Но обезопасить себя и своего ребёнка от развития постоянного информационного стресса можно.

Способы профилактики информационного стресса:

Как уже говорилось, эффективнее работать с причиной информационного стресса, а не с его последствиями. В первую очередь хотелось бы обозначить избирательное отношение к воспринимаемой информации. Можно провести параллель с потреблением пищи. Если есть всё со всем в неограниченном количестве, то пользу это принесёт сомнительную. Принцип сбалансированного питания можно применить и к информации. Реклама, развлекательные шоу и «жёлтая пресса» – это те самые «вредные углеводы», которые стоит употреблять дозированно.

С избирательным отношением напрямую связан осознанный подход к работе с информацией. Перед тем как включить телевизор и зайти в интернет, задайте себе вопрос: «А зачем я это делаю?» «Что я хочу увидеть, услышать, получить?» Такого рода вопросы задают цель работы, то есть «входной фильтр» для информации. Это поможет избежать бессмысленного переключения каналов в ожидании «того, не знаю чего», кликанья по случайным ссылкам, а, следовательно, возникновению информационной перегрузки. Важно помогать детям вырабатывать осознанное отношение к работе с информацией.

Постановка цели является первым шагом к планированию работы с информацией. Определение временных параметров работы – следующим шагом. Степень планирования зависит от сложности и важности цели.Составление всестороннего плана каждого «похода» в социальную сеть – это излишне. Но если, к примеру,вы заходите в интернет с целью поиска информации для написания доклада, то и планирование такой деятельности стоит провести более обстоятельно: составить примерную структуру работы, определиться с видом источников и т.д.

Не забывайте о том, что лучший отдых – это смена деятельности. Поэтому отдыхать от загруженности на рабочем месте, сидя часами у телевизора или компьютера, – способ малоэффективный. Пешие прогулки, занятия спортом, йога, плавание, полноценный сон важны не только для физического, но и для психоэмоционального состояния. Полезно также проводить «разгрузочные минуты» для основных каналов приёма информации: зрения и слуха. Особенно это касается детей.

В заключение хотелось бы также напомнить о хобби – деле приятном и полезном для профилактики стресса вообще и информационного стресса в частности. Занимайтесь любимым делом и будьте здоровы!

Колотовкина Ольга, тренер-психолог Международной Школы Лидерства для Молодежи

·Неактуальность (несоответствие потребностям и целям деятельности).

Информационный стресс: как не оказаться в ловушке прокрастинации и современных СМИ

Как показывает практика, большинство современных людей ложатся спать совершенно разбитыми, словно они целый день без перерыва на отдых грузили мешки с цементом. При этом далеко не все могут назвать причину такого удручающего состояния и даже не подозревают, что во всём виноват информационный стресс.

Новостные ленты в соцсетях, горячие известия от СМИ по радио и телевизору, чрезмерные интеллектуальные нагрузки на работе, получение второго высшего образования, совмещение нескольких должностей, ежечасные «напоминалки» в телефоне… Всё это приводит к тому, что за день на человека сваливается огромный пласт самой разнообразной информации, с которой мозг и психика справляются далеко не всегда.


Два ярких примера таких ситуаций:

Что такое информационный стресс?

Стресс — защитная реакция организма на неблагоприятные факторы. Информационная перегрузка возникает при большом потоке материала, который человек не успевает переработать.

Постоянные психологические потрясения приводят к спаду физической и умственной деятельности.

В психологии развитие нервной перегрузки разделяют на 3 этапа:

  1. Нарастание напряженности.
  2. Стресс.
  3. Снижение напряженности.

Первый этап характеризуется развитием чувства тревоги, нарушением личностных границ, частичной утратой контроля за собственными эмоциями, поведением. На второй стадии происходит потеря самоконтроля, упадок сил, возникает отсутствие желания к чему-либо. Последний этап наступает при возвращении личности в нормальное состояние: стабилизируется адекватное поведение, мироощущение, рабочая нагрузка и профессиональное мышление.

Условия возникновения умственного перенапряжения в процессе работы определяют следующие факторы:

Симптомы

Бессонница и серьезное психическое расстройство могут быть симптомами информационного стресса. Все зависит от стадии развития переживания. Наиболее часто встречаются следующие симптомы:

  • раздраженность и подавленность, апатия к происходящему, уныние;
  • депрессия, сопровождающаяся снижением физической и интеллектуальной активности;
  • головная боль, усталость, снижение аппетита;
  • снижение концентрации внимания, но при этом невозможность расслабиться;
  • плаксивость, пессимизм, отсутствие интереса к происходящему вокруг;
  • нервные тики и навязчивые состояния, психические расстройства.


Системы управления подразумевают наличие информационного стресса, т. к. основой в работе любого предприятия будет информация. Возникает состояние, во время которого организм долгое время демонстрирует готовность решать поставленные задачи, эффективно выполнять возложенные на него функции. В процессе длительного периода адаптации возможность усваивать информацию меняется. Обеспечивается снижение качества восприятия информации.

Причины информационного перенапряжения

По мнению ученых, стресс возникает в условиях информационного перенапряжения. Очень важно определить причину появления такого состояния и вовремя начать борьбу.

  • доступная информация и простота ее получения;
  • стремительное развитие информационного потока, регулярное поступление новой информации в разных сферах;
  • большое количество информационных сведений, которые связаны с историческими событиями;
  • недостоверность сведений, наличие информации провокационного характера.

Информация и информационный стресс

Также происходит поступление большого объема информации, которая не подлежит структуризации. Причины развития информационного стресса могут быть напрямую связаны с состоянием психического напряжения человека, поэтому важно держать себя в эмоциональном тонусе и не обращать внимание на незначительные сведения в той или иной сфере.


Сущность стресса данного вида изучается психологами на протяжении длительного времени. Такие наблюдения позволили классифицировать информационный стресс по нескольким стадиям развития.

Организация режима

Если отрицательная реакция на информацию появляется в силу профессиональной загруженности, не нужно браться за изучение нового материала какое-то время, иначе стресс гарантирован. Организуйте режим, отдыхайте в перерывах. Ошибка многих работающих людей – минуты отдыха они посвящают социальным сетям, разбору спама, увеличивая информационную перегрузку. Когда силы восстановятся, вы сможете более эффективно освоить нужную вам новую информацию.

Если необходимо запомнить большое количество данных, поможет составление планов и интеллектуальных карт. Для этого научитесь выделять главное.


Если необходимо запомнить большое количество данных, поможет составление планов и интеллектуальных карт. Для этого научитесь выделять главное.

3.4. Классификация причин информационного стресса

3.4. Классификация причин информационного стресса

Профессиональная деятельность специалистов операторского профиля характеризуется в ряде случаев возникновением экстремальных режимов работы, связанных с отказами техники, ошибками оператора, сложными и ответственными задачами управления, внешними помехами в работе, измененным психическим состоянием оператора и многими другими факторами, которые создают напряженные условия для информационного взаимодействия человека с техникой. Особенно выражена экстремальность деятельности в таких условиях у представителей опасных, вредных, ответственных профессий (летчики, операторы АЭС, подводники, автоводители и др.). Психологический анализ деятельности специалистов опасных профессий позволил выявить основные причины нарушений процесса управления техникой, осложнений в решении операторских задач, создания предпосылок для снижения эффективности деятельность и ее безопасности, которые сопровождаются выраженным изменением психического состояния или являются следствием развития психической напряженности и стресса [10, 67, 97, 149 и др.]

Обобщение данных литературы и результатов собственных исследований позволило определить основные причины развития информационного стресса человека-оператора, перечень которых представлен в табл. 3. По своей роли в формировании информационного стресса все причины можно разделить на:

1) непосредственные, которые служат объективно неблагоприятным факторам информационного взаимодействия человека и техники, источником экстремальной рабочей нагрузки и «пусковым моментом», начальным этапом развития стресса;

2) главные, отражающие индивидуальные особенности субъекта деятельности, которые определяют возможности возникновения состояния стресса у конкретного индивида, механизмы его регуляции и способы преодоления (купирования);

3) сопутствующие, которые способствуют появлению и проявлению непосредственных и главных причин стресса, а также предрасполагают субъекта деятельности к развитию у него этого состояния.

Таблица 3

Причины развития информационного стресса

I. Непосредственные (информационные)

1. Семантические (смысловые):

— высокая субъективная сложность задачи,

— высокая ответственность задания,

— недостаточный контроль за ситуацией,

— неопределенность (неизвестность) оперативной ситуации,

— непредсказуемость развития ситуации,

— частичный или полный неуспех в деятельности,

— противоречивость информации и т. п.

— большой объем информации,

— низкая вероятность поступления значимой информации,

— нарушения ритма поступления информации и т. п.

— большая длительность воздействия рабочей нагрузки,

— аритмичность предъявления информации,

— высокий темп предъявления информации,

— неопределенность времени (неожиданность) поступления сигнала и т. п.

— низкая объективная вероятность предъявления информации, объективная неопределенность момента предъявления информации,

— неправильный выбор необходимой информации,

— пропуск сигнала, объективная сложность задачи,

— совмещенная деятельность и т. п.

— маскировка, искажение сигнала,

— противоречие информационных признаков ситуации,

— недостаточный привлекающий эффект сигнала,

— несоответствие сигнальных признаков информации и т. п.

II. Главные (субъектные)

— небрежность и т. п.

— низкий уровень знаний,

— недостатки в развитии навыков и умений,

— отсутствие необходимого опыта и т. п.,

— снижение резервов организма в результате острых и хронических заболеваний,

— неблагоприятные функциональные состояния (укачивание, утомление, десинхроноз и т. д.,

— неудовлетворительный уровень чувствительности анализаторов и т. п.

— низкая или чрезмерно высокая мотивация к деятельности,

— недостатки в развитии профессионально-важных психических качеств,

— неблагоприятные особенности личности и психические состояния и т. п.

III. Сопутствующие (средовые)

1. В организации труда:

— нерациональный режим труда и отдыха (сверхурочные, ночные смены),

— чрезмерная рабочая нагрузка,

— недостатки в обратной связи о результатах деятельности, неадекватная оценка деятельности и оплата труда,

— недостатки в охране труда, технике безопасности, организации рабочего места,

— недостатки в профессиональном (медицинском, психологическом) отборе, в психологическом и медицинском контроле в процессе деятельности и т. п.

2. В средствах труда:

— недостатки в компоновке приборов, кодировании информации, разборчивости текстуры, светотехнических характеристик приборов, конструкции органов управления, их загрузки, пространственном соотношении и т. п.

3. В условиях труда:

— недостатки в микроклимате и газовом составе воздуха на рабочем месте, в уровне шума, вибрации и освещенности, в конструкции рабочего места, обзоре, досягаемости до органов управления,

— неблагоприятный психологический климат в коллективе,

— недостаточная совместимость, сплоченность,

— межличностные конфликты, — низкий ролевой статус,

— неудовлетворительный уровень социальной ответственности, личного доверия, общественного признания, одобрения и т. п.

Одной из ведущих причин развития информационного стресса является недостаточный контроль за рабочей ситуацией. Неконтролируемость ситуации одновременно выступает и как внешнее условие деятельности, и как субъективный фактор, связанный с определенными личностными особенностями человека. В этой связи J. R. Averill [208] выдвинул три основных типа личного контроля:

1) поведенческий контроль — наличие у индивида способов поведения, позволяющих непосредственно устранить объективную угрозу неблагоприятного события;

2) когнитивный контроль — интерпретация, оценка и интеграция события в когнитивном «плане»;

3) контроль, относящийся к принятию решения, — способность сделать выбор из двух и более альтернатив.

Неконтролируемость события (неопределенность, неизвестность, неоднозначность раздражителей, сигналов, сообщений) определяют субъективную оценку ситуации как угрожающей [276, 293, 350].

Факторы непредсказуемости развития ситуации, неопределенности (неизвестности) оперативной ситуации связаны с дефицитом информации о временных, пространственных и смысловых характеристиках оперативного события [26, 38].

Ситуация неопределенности оценивается относительно времени появления оперативного события, качественных и количественных параметров этого события, характера взаимосвязи и соотношений между событиями и их параметрами в оперативной ситуации.

Человек может по-разному переживать, испытывать неопределенность:

• ситуация может быть непредсказуемой с точки зрения возможности или момента наступления, силы воздействия и т. п.;

• ситуация может потребовать больших знаний для предупреждения или ликвидации угрозы, но которых у человека нет;

• событие может оказаться настолько сложным, что человек не способен адаптировать к нему свою когнитивную схему.

Человек не обладает готовыми схемами интерпретации любой и каждой ситуации. Это делает событие непредсказуемым и он не знает, какое поведение будет адекватным в той или иной ситуации, что в конечном итоге может привести к нарушению его функциональной устойчивости.

Успешность купирования неопределенности зависит от способности индивида выдерживать и переносить такое состояние, умения искать и находить недостающую информацию, способности предсказывать развитие опасного, угрожающего события и контролировать свое поведение в этих условиях.

Наиболее общий когнитивный ответ на неопределенность — придание, приписывание событию какого-либо значения, которое само может стать источником негативных переживаний и напряженности. Второй процесс, развертывающийся одновременно с предыдущим, заключается в стремлении индивида заполнить пробелы в необходимой информации догадками или предположениями о неизвестном.

В практике операторской деятельности часто встречаются задачи, в которых стрессогенные характеристики определяются факторами недостаточности или избыточности информации. В первом случае трудность принятия решения человеком-оператором следует из дефицита сведений об исходной ситуации, о состоянии объекта управления, об условиях рабочей среды, о возможных последствиях конкретного решения. Иногда недостаточность информации обусловливается малым резервом времени для ее приема и преобразования. Избыточность информации может рассматриваться как типичный фактор, определяющий стрессогенность операторских задач. Суть данного явления заключается в том, что к оператору поступает информации больше, чем он может принять и переработать или чем ее необходимо для принятия решения (избыток информации выступает в качестве релевантной помехи).

Особый подкласс стрессогенных информационных характеристик связан с фактором ложности информации, под которой понимаются либо сообщения, не соответствующие реальной ситуации, либо циркуляция неверных сведениях о результатах деятельности, что вступает в противоречие с истинным состоянием управляемого объекта. При поступлении ложной информации возможна выраженная агрессивность человека-оператора из-за персонификации объекта стрессогенного воздействия.

Фактор расслоения информации связан со структурой информационного потока. Речь идет о таких признаках, как неоднородность алгоритма, частая смена режимов деятельности, поступление информации для совмещенных задач.

Фактор низкой субъективной вероятности поступления информации связан с отсутствием у человека-оператора внутренней готовности к восприятию информации, вследствие чего требуется срочная перемена старого плана действий и формирование нового.

Экстремальные факторы информационной природы не должны рассматриваться вне связи между собой, они трудно разделимы не только в реальных условиях решения операторских задач, но и в искусственных, лабораторных условиях. Помимо перечисленных информационных факторов, формирующих стрессогенный характер процесса операторской деятельности, в качестве сопутствующих, предрасполагающих причин развития информационного стресса могут выступать целый ряд факторов, отражающих недостатки, нарушения в таких компонентах «человеческого фактора», как индивидуальные особенности субъекта труда, а также в содержании (процессах, способах), средствах (орудиях), условиях и организации деятельности.

Читайте также:  Как бросить парня чтобы он вернулся

— недостатки в профессиональном (медицинском, психологическом) отборе, в психологическом и медицинском контроле в процессе деятельности и т. п.

Информационная интоксикация и как ей противостоять

  • Информационная интоксикация как рычаг управления обществом;
  • Признаки перенасыщения средствами СМИ;
  • Как фильтровать информацию и избежать отравления.

Век информационных технологий вынуждает современных людей ежедневно окунаться в интерактивный информационный океан. Это помогает нам оставаться в курсе текущих событий и не отставать от бешеного темпа жизни. Кроме того, информационные потоки часто напрямую связаны с непосредственным видом деятельности. Все эти аргументы говорят о том, что полностью отказаться от них в реалиях современности невозможно. Однако, переизбыток информации способен серьезно навредить нашему психическому здоровью. Ведь, вместе с полезными данными в наше сознание попадает и ментальный мусор. Как защититься от негатива, который транслируют интернет и СМИ, при этом, не выпадая из привычного ритма, читайте в этой статье.

Век информационных технологий вынуждает современных людей ежедневно окунаться в интерактивный информационный океан. Это помогает нам оставаться в курсе текущих событий и не отставать от бешеного темпа жизни. Кроме того, информационные потоки часто напрямую связаны с непосредственным видом деятельности. Все эти аргументы говорят о том, что полностью отказаться от них в реалиях современности невозможно. Однако, переизбыток информации способен серьезно навредить нашему психическому здоровью. Ведь, вместе с полезными данными в наше сознание попадает и ментальный мусор. Как защититься от негатива, который транслируют интернет и СМИ, при этом, не выпадая из привычного ритма, читайте в этой статье.

Причины возникновения информационной перегрузки

Мы стремимся быть специалистами во многих, часто далеких друг от друга областях.

Перед нами одновременно стоит множество разноплановых задач, и чтобы решить их, нам приходится постоянно искать информацию.

Мы не умеем отдыхать и восстанавливаться, часто заменяя эти процессы поглощением новой информации, например, читаем новости или листаем ленту в соцсетях, чтобы расслабиться.

Мы не умеем организовывать рабочий процесс и отделять его от личной жизни.

Мы привыкаем получать удовольствие, не прикладывая особых усилий для этого — достаточно просто водить пальцем по экрану смартфона или щелкать мышкой.

Помимо причин, которые обусловлены нашим поведением, есть и внешние условия, на которые не всегда можно повлиять.

Конечно, не любое получение информации действует таким образом. Можно изучать новое и контролировать нагрузки. Но есть признаки, которые говорят о том, что происходит перегрузка мозга информацией.

Информационный стресс: реакция на избыток информации

Понятие информационного стресса. (ИС)

Любая разновидность психологического стресса является в своей основе информационной, то есть источником его развития служат внешние сообщения или «внутренняя» информация в форме прошлых представлений, извлекаемых из памяти сведений о травмирующих психику событиях и их последствиях. Эти реакции, как правило, связаны с продуцированием негативных эмоций, развитием чувства тревоги на всем протяжении существования конфликтной ситуации (реальной или воображаемой) вплоть до ее разрешения или субъективного преодоления. Этого состояния.

В системах управления информационные процессы являются основным содержанием профессиональной деятельности, а возникающие в ходе решения трудовых задач проблемные ситуации развиваются на фоне воздействия объективно и субъективно чрезвычайно значимой сигнальной информации или искажения, нарушения информационного обеспечения процесса управления. В этих условиях информация является не только источником сведений о сложном событии, но и средством регуляции процесса парирования нарушений, выхода из критической ситуации и тем самым преодоления чувства тревоги за неблагоприятный ее исход. [2]

Действия по разрешению проблемной ситуации в случае их ошибочности (несвоевременности, неточности) могут сами явиться причиной усугубления этой проблемности, усиления отрицательных эффектов.

Следующий аспект содержания понятия «информационного стресса» заключается в определении, можно ли психическое состояние, формирующееся под воздействием экстремальных значений информационных факторов, отнести к категории стрессов. Традиционно термин «стресс» используется для обозначения неспецифических реакций разного уровня в ответ на экстремальные воздействия любых значимых для организма факторов. Имеются многочисленные данные экспериментальных исследований, дающие основание считать, что в условиях воздействия на индивида экстремальных значений информационных факторов операторской деятельности отмечаются биохимические реакции, сдвиги в состоянии ряда физиологических функций и изменения некоторых психофизиологических показателей, характерные для эффектов воздействия физико-химических стрессоров и являющиеся неспецифической адаптационной реакцией организма. Результаты исследований свидетельствуют о том, что при воздействии различных экстремальных факторов отмечается снижение объема оперативной памяти, сужение восприятия, затруднения в переключении и распределении внимания, изменения в оперативном мышлении, которые в силу включения компенсаторных процессов не всегда приводят к нарушению деятельности.

Неспецифические адаптационные процессы, развертывающиеся в ответ на воздействие стрессоров в системе приема и преобразования информации, обеспечивают ограничение числа перерабатываемых единиц информации, исключение иррелевантных сигналов, «отстройку» от сигналов-помех. Чем хуже функционируют механизмы неспецифической адаптации, тем ниже стрессоустойчивость системы приема и преобразования информации и тем выше вследствие этого подверженность профессиональной деятельности деструктивным изменениям. Развертывание адаптационных процессов в указанной системе обязательно предполагает высокий энергетический фон, напряжение энергетических ресурсов.

Таким образом, отмеченные особенности неспецифических адаптационных процессов при экстремальном воздействии информационных факторов позволяют рассматривать развивающееся в этих условиях психическое состояние как информационный стресс человека-оператора. Этот вид стресса можно определить как состояние чрезмерной психической напряженности с явлениями функциональной вегето-соматической и психической дезинтеграции, негативными эмоциональными переживаниями и нарушениями профессиональной работоспособности в результате неблагоприятного влияния экстремальных факторов информационного взаимодействия. [2]

Причины возникновения информационного стресса.

По своей роли в формировании ИС все причины можно разделить на:

1) непосредственные, которые служат объективно неблагоприятными факторами информационного взаимодействия человека и техники, источником экстремальной рабочей нагрузки и «пусковым моментом», начальным этапом развития стресса;

2) главные, отражающие индивидуальные особенности субъекта деятельности, которые определяют возможности возникновения состояния стресса у конкретного индивида, механизмы его регуляции и способы преодоления (купирования);

3) сопутствующие, которые способствуют появлению или проявлению непосредственных и главных причин стресса, а также предрасполагают субъекта деятельности к развитию у него этого состояния.

Одной из ведущих причин развития ИС является недостаточный контроль за рабочей ситуацией. Неконтролируемость ситуации одновременно выступает и как внешнее условие деятельности, и как субъективный фактор, связанный с определенными личностными особенностями человека. В этой связи Averill [Averill J.R. Personal control over aversive stimuli and its relationship to stress//Psychological Bulletin, 1973// по 2] выдвинул три основных типа личного контроля:

1) поведенческий контроль – наличие у индивида способов поведения, позволяющих непосредственно устранить объективную угрозу неблагоприятного события;

2) когнитивный контроль – интерпретация, оценка и интеграция события в когнитивном «плане»;

3) контроль, относящийся к принятию решения, s способность сделать выбор из двух и более альтернатив

Неконтролируемость события определяет субъективную оценку ситуации как угрожающей.

Факторы непредсказуемости развития ситуации, неопределенности (неизвестности) оперативной ситуации связаны с дефицитом информации о временных, пространственных и смысловых характеристиках оперативного события. [Венда В.Ф., Зазыкин В.Г. Проблемы стабилизации характеристик систем «человек-машина»//Психол. журн. 1982. по 3]

Человек может по-разному переживать неопределенность:

– ситуация может быть непредсказуемой с точки зрения возможности возникновения или момента наступления, силы воздействия и т. п.;

– ситуация может потребовать больших знаний для предупреждения или ликвидации угрозы, но которых у человека нет;

– событие может оказаться настолько сложным, что человек не способен адаптировать к нему свою когнитивную схему.

Человек не обладает готовыми схемами интерпретации любой и каждой ситуации. Это делает событие непредсказуемым и он не знает, какое поведение будет адекватным в той или иной ситуации, что в конечном итоге может привести к нарушению его функциональной устойчивости.

Подробное рассмотрение причин ИС изложено в табл. 1.

Особенности проявления информационного стресса.

Когда субъекту что-то угрожает, то его психическая деятельность интенсифицируется, а поведение организуется таким образом, чтобы устранить надвигающуюся опасность. В зависимости от выбранной или ранее разработанной стратегии поведения проявление того или иного ответа на угрозу или на само воздействие будет различаться, причем эти различия будут касаться и моторно-поведенческих, и биохимических, и физиологических, и аффективных реакций.

Исследования, выполненные под руководством Г.Н. Кассиля [Кассиль Г.Н. Внутренняя среда организма. М.: Наука, 1983], позволили ему предположить следующую схему развития стресс-реакции, отражающую нервные и гуморально-гормональные механизмы регуляции стресса.

Возбуждение коры головного мозга при стрессовых воздействиях передается на гипоталамус, где происходит освобождение s переход из связанной в активную форму норадреналина нервных клеток. Активируя норадренергические элементы различных отделов ЦНС, в первую очередь, ее лимбико-ретикулярные формации, норадреналин через высшие симпатические центры стимулирует деятельность симпатоадреналовой системы; это ведет к повышению образования и поступлению во внутреннюю среду гормона мозгового слоя надпочечников – адреналина. Адреналин через гематоэнцефалический барьер поникает из крови в заднюю долю гипоталамуса, а возможно и в другие отделы мозга. Возникающее под влиянием адренергических элементов общее возбуждение мозга в силу противоположной реакции центральных и периферических образований НС на действие одного и того же химического раздражителя способствует повышению активности трофотропных механизмов – серотонинергических и холинергических. Они стимулируют образование нейросекреторными клетками кортиколиберинов, которые, попадая в гипофиз, вызывают усиленное поступление в кровь АКТГ. Под его влиянием в коре надпочечников увеличивается синтез кортикостероидов, содержание которых в крови нарастает. Кортикостероиды, легко проникая через гематоэнцефалический барьер в мозг, по закону обратной связи тормозят образование кортиколиберинов, что ведет к снижению их уровня во внутренней среде. При длительных и угрожающих жизни стрессовых ситуациях кортикостероиды связываются с особым белком крови s транскортином и перестают проникать в мозг. В мозг перестает поступать достоверная информация об уровне кортикостероидов в крови, что приводит к нарушению обратной связи и расстройству законов регуляции функций. Непрекращающеееся образование и поступление кортикостероидов в кровь приводит к истощению коры головного мозга и мозгового слоя надпочечников.

По мнению Кассиля, представленная схема регуляции стресса далеко неполная. Взаимоотношения нейрогуморально-гормональных процессов дополняются воздействием биологически активных веществ эрго- и трофотропного ряда, ферментных систем, влиянием гематоэнцефалического барьера и, возможно, других гистогематических барьеров.

Точка зрения относительно связи отрицательных эмоций с возбуждением симпатикоадреналовой системы, а положительных – с возбуждением вагоинсулярной (то есть с симпатическим и парасимпатическим эффектом), в настоящее время считается упрощенной и неточной. Установлено, что нейрохимические и нейрофизиологические изменения при сильных отрицательных эмоциях могут проявлятся как в виде комплекса симпатических и парасимпатических реакций, а при сильных положительных эмоциях – в виде симпатических эффектов.

Нейрофизиологическими элементами нейрогуморальной системы адаптации организма при стрессе являются функциональные афферентно-эфферентные связи гипоталамуса, таламуса, миндалевидного комплекса, гиппокампа и различные зоны коры больших полушарий мозга.

Установлено, что роль одних образований мозга (переднего гипоталамуса, ретикулярной формации, среднего мозга) в развитии стресса одинакова при воздействии различных экстремальных факторов, тогда как роль других (моторной коры, мозжечка) зависит от природы и характера воздействий. [Митюшов М.И Экстрагипоталамическая и гипоталамическая регуляция реакции на стресс//Стресс и его патогенетические механизмы. 1973 по 2]

Следует также отметить, что развивающиеся при стрессе гормональные процессы оказывают влияние не только на соматические органы и клетки, а осуществляются гуморальные влияния на сам эндокринные органы по механизму обратной связи.

Представление о процессах регуляции и координации в организме при развитии стресса дает анализ эрготропных и трофотропных состояний и систем.

Эрготропные состояния характеризуются активацией деятельности соматических и психических систем. Медиаторами эрготропного ряда являются катехоламины – это дофамин, его производные – норадреналин, производное последнего – адреналин. Эрготропные функции резко усиливаются при стрессовых состояниях, интенсивной физической и умственной деятельности. Они способствуют приспособлению организма к меняющимся условиям внешней среды, повышают расход энергетических запасов.

Для трофотропных состояний характерно накопление энергетических запасов. При этих состояниях активность внутренних органов направлена на поддержание гомеостаза и находится под влиянием вагоинсулярной системы. К медиаторам этого состояния относятся ацетилхолин – медиатор парасимпатической НС, гистамин, серотонин.

Таким образом, эрготропные, трофотропные, гипоталамо-гипофизарные механизмы функционируют взаимозависимо, хотя их можно рассматривать и в качестве самостоятельных функциональных систем.

Имеется много экспериментальных данных, подтверждающих зависимость различий в реакциях вегетативной НС на угрозу от природы защитного процесса. Они свидетельствуют о том, что характер реактивности автономной НС, по крайней мере частично, определяется тем типом деятельности, в которую вовлечен субъект для того, чтобы справится с угрозой.

Характер реакции на стрессогенный фактор в значительной степени зависит от личностного фактора. Но существенную роль играет интенсивность и темп нарастания внешнего воздействия.

И биохимические, и физиологические показатели эмоционально-стрессовой реакции индивидуально очень изменчивы. Однако информативность показателей сердечного ритма и кожно-гальванического рефлекса, этих двух компонентов эмоционального напряжения не вызывают разногласий: оба показателя испытывают на себе влияния основных составляющих эмоциональной реакции. При этом сердечный компонент более непосредственно связан с мотивационно-эмоциональной составляющей – с перцептивным звеном, потребностью, в то время кожно-гальванический рефлекс – с эффективным выражением эмоций, с организацией приспособительных действий.

Физиологические, биохимические и эмоциональные реакции организма, характеризующие развитие психического напряжения и психологического стресса, свойственны и для ряда других психических состояний, что видно из табл. 2 и 3. В этом отношении данные реакции можно рассматривать как неспецифический ответ организма на воздействие стресс-факторов. Но в тоже время они формируют синдромы вегето-соматических, биохимических, психофизиологических проявлений адаптационного процесса, характерные для каждой конкретной формы функционального состояния.

Изменение поведения при стрессе является более интегральным показателем характера ответа на воздействие, чем отдельные биохимические и физиологические параметры. Более часто доминирует форма поведения с повышением возбудимости, выражающаяся в дезорганизации поведения, утрате ряда ранее приобретенных реакций, треморе и т.п., поведение с преобладанием стереотипии (ответы не адекватны общей ситуации, не имеют приспособительного значения). При более умеренных степенях психического напряжения изменения поведения касаются нарушения процессов научения, проявляются персеверацией, нарушением психомоторной координации. Страдает качество восприятия, сложные формы целенаправленной деятельности, ее планирование и оценивание. Роль типа личности в характере ответного поведения при стрессовых условиях очень существенна. По В.Н. Мясищеву [Проблема личности и ее роль в психологии и физиологии. Л., 1969 по 2] в экстремальных условиях у импрессивных личностей имеется склонность к заторможенности внешней реакции и усилению вегетативных реакций, к повышению уровня катехоламинов, особенно в значимых ситуациях. У экспансивных личностей ярко выражены как внешние, так и внутренние (вегетативные) реакции, что соответствует их тенденции к внешнему разряду своих переживаний.

Л.А. Китаев-Смык [Психология стресса. М. Наука, 11983 по 2] выделил две наиболее общие формы изменений поведенческой активности, при кратковременных, но достаточно интенсивных воздействиях: активно-эмоциональное и пассивно-эмоциональное реагирование.

В структуре активного реагирования можно выделить две фазы: 1) реализацию фило- и онтогенетически сформированной программы адаптационных, защитных реакций, действий в ответ на экстремальное воздействие, то есть фаза «программного реагирования»; 2) фаза «ситуационного реагирования», характеризующаяся наличием реакций для восстановления физиологического и психологического гомеостаза «потрясений» первой фазы.

Если активное реагирование направлено на удаление экстремального фактора (агрессия, бегство), то пассивное реагирование – на пережидание экстремального фактора. Речь идет, прежде всего, о чрезмерном и неадекватном уменьшении двигательной активности, снижающей эффективность защитных действий человека.

Таблица 1. Причины развития информационного стресса

Непосредственные (информационные)

1. Семантические (смысловые):

– высокая субъективная сложность задачи,

– высокая ответственность задания,

Читайте также:  Овен и Телец: совместимость мужчины и женщины в любовных отношениях и семейной жизни

– недостаточный контроль за ситуацией,

– неопределенность (неизвестность) оперативной ситуации,

– непредсказуемость развития ситуации

– частичный или полный неуспех в деятельности,

– противоречивость информации и т.п.

– большой объем информации,

– низкая вероятность поступления значимой информации,

– нарушения ритма поступления информации и т.п.

– большая длительность воздействия рабочей нагрузки,

– аритмичность предъявления информации,

– высокий темп предъявления информации,

– неопределенность времени (неожиданность) поступления сигнала и т.п.

– низкая объективная вероятность предъявления информации, объективная неопределенность момента предъявления информации,

– неправильный выбор необходимой информации,

– пропуск сигнала, объективная сложность задачи,

– совмещенная деятельность и т.п.

– маскировка, искажение сигнала,

– противоречие информационных признаков ситуации,

– недостаточный привлекающий эффект сигнала,

– несоответствие сигнальных признаков информации и т.п.

Главные (субъективные)

– небрежность и т.п.

– низкий уровень знаний,

– недостатки в развитии навыков и умений,

– отсутствие необходимого опыта и т.п.

– снижение резервов организма в результате острых и хронических заболеваний,

– неблагоприятные функциональные состояния (укачивание, утомление, десинхроз),

– неудовлетворительный уровень чувствительности анализаторов и т.п.

– низкая или чрезмерно высокая мотивация к деятельности,

– недостатки в развитии профессионально-важных психических качеств,

– неблагоприятные особенности личности и психические состояния и т.п.

сопутствующие (средовые)

1. В организации труда:

– нерациональный режим руда и отдыха (сверхурочные, ночные смены),

– чрезмерная рабочая нагрузка,

– недостатки в обратной связи о результатах деятельности, неадекватная оценка деятельности и оплата труда,

– недостатки в охране труда, технике безопасности, организации рабочего места,

– недостатки в профессиональном (медицинском, психологическом) отборе, в психологическом и медицинском контроле в процессе деятельности и т.п.

2. В средствах труда:

– недостатки в компоновке приборов, кодировании информации, разборчивости текстуры, светотехнических характеристик приборов, конструкции органов управления, их загрузки, пространственном соотношении и т.п.

3. В условиях труда:

– недостатки в микроклимате и газовом составе воздуха на рабочем месте, в уровне шума, вибрации и освещенности, в конструкции рабочего места, обзоре, досягаемости до органов управления,

– неблагоприятный психологический климат в коллективе,

– недостаточная совместимость, сплоченность,

– низкий ролевой статус,

– неудовлетворительный уровень социальной ответственности, личного доверия, общественного признания, одобрения и т.п.

– ситуация может быть непредсказуемой с точки зрения возможности возникновения или момента наступления, силы воздействия и т. п.;

4.1. Вегето-соматические и психофизиологические реакции

Не всякое экстремальное, субъективно значимое воздействие вызывает развитие последующий стресс-реакции. По общим представлениям в качестве стрессовой может быть признана только такая реакция организма, которая достигает тех пороговых уровней, где его физиологические и психологические интегративные способности напряжены до предела. Предел безвредного, обратимого напряжения интегративных способностей обусловлен, по В. Д. Небылицыну [138], индивидуальными особенностями психики данной личности, уровнем ее выносливости, функциональной устойчивости, параметрами реактивности. Поэтому в развитии психологического (информационного) стресса большое значение имеют компоненты психологической структуры личности.

Когда субъекту что-то угрожает, то его психическая деятельность интенсифицируется, а поведение организуется таким образом, чтобы устранить надвигающуюся опасность (избежать ее, воздействовать на угрожающий агент или выбрать какую-то защитную реакцию). В зависимости от выбранной или ранее выработанной стратегии поведения проявление того или иного ответа на угрозу (страха, гнева, депрессии и т. п.) или на само воздействие (восприятие сложности задания, опасности ситуации) будет различаться, причем эти различия будут касаться и моторно-поведенческих, и биохимических, и физиологических, и аффективных реакций.

Имеется много экспериментальных данных, подтверждающих зависимость различий в реакциях вегетативной нервной системы на угрозу от природы защитного процесса [103]. Они свидетельствуют о том, что характер реактивности автономной нервной системы, по крайней мере частично, определяется тем типом деятельности, в которую вовлечен субъект для того, чтобы справиться с угрозой. Реакция зависит от характера угрозы (и неблагоприятного стимула), по-видимому, при посредничестве защитного процесса, порождаемого этой угрозой. Эти результаты противоречат точке зрения, защищаемой Н. Selye [394], относительно общей адаптации, не зависящей от типа неблагоприятного стимула. «Эмоциям можно приписать свои специфические качественные характеристики, наряду с количественными характеристиками, которые общие для всех» [103, с. 196].

Под влиянием взглядов Г. Селье внимание многих исследователей фиксировалось на физиологических, биохимических или морфологических изменениях, возникающих в результате действия стресс-факторов. В то же время особенности зарождения и развития психологического стресса обусловливают необходимость рассмотрения реакций организма не только в связи с особенностями стресс-воздействия, но и с психологическими факторами конкретной личности. Как справедливо замечает А. В. Вальдман с соавт.: «У многих исследователей возникает неудовлетворенность при попытках изолированного рассмотрения стресс-реакции как комплекса биохимических (энергетических) процессов или исследования отдельных нейрофизиологических, вегетативных коррелятов психологического стресса» [32, с. 34].

Известно, что проявления ответных реакций на психологический стресс возникают в зависимости от функциональной системы ответного реагирования и тех процессов, которые формируют поведение организма и личности при взаимодействии с окружающей средой. Характер реакции на стрессогенный фактор в значительной степени зависит от личностного фактора. Но существенную роль играет интенсивность и темп нарастания внешнего воздействия. Еще В. А. Гиляровский (по [32]) отмечал, что при остром интенсивном вредоносном факторе реакция обычно бывает грубая, массивная, в ней маскируются особенности личности. При менее интенсивном и медленном воздействии экзогенных факторов роль личностной реакции проявляется более отчетливо.

Биохимические показатели более адекватны для установления коррелятов с острыми стрессовыми состояниями, чем с хроническими. Однако они никак не могут быть непосредственно соотнесены ни с самим эмоциональным состоянием, порождаемым стресс-стимулом, ни со всем своеобразием этих стимулов, действующих на организм. Было предпринято немало попыток выявления наиболее чувствительных показателей (маркеров) психологического стресса. Отмечено, что резкие сдвиги отдельных показателей (биохимических или физиологических) возникают у тех лиц, у которых уровень этих констант в норме был выше или ниже, чем у остальных. Однако обнаружить какие-то определенные «маркеры» психологического направления, естественно, не удалось. И биохимические, и физиологические показатели эмоционально-стрессовой реакции индивидуально очень изменчивы. Однако информативность показателей сердечного ритма и кожно-гальванического рефлекса, этих двух компонентов эмоционального напряжения не вызывают разногласий: оба показателя испытывают на себе влияния основных составляющих эмоциональной реакции (силы потребности и прогностической оценки эффективности действий, направленных на ее удовлетворение). При этом по данным П. В. Симонова [168] сердечный компонент более непосредственно связан с мотивационно-эмоциональной составляющей – с перцептивным звеном, потребностью, в то время кожно-гальванический рефлекс – с эффективным выражением эмоций, с организацией приспособительных действий.

Во все периоды развития, формирования и проявления психического напряжения или эмоционально-стрессовой реакции происходит определенная динамика вегетативных процессов. А. В. Вальдман с соавт. [32] отмечает, что можно выделить вегетативные сдвиги, которые сопутствуют процессам перцепции сигнала, психологическому (эмоциональному) сдвигу, выражению эмоции, психологической адаптации, эмоционально-поведенческой реакции. Гностические процессы протекают достаточно скоро. Поэтому по отношению к динамике эмоционально-поведенческого процесса, еще до развития типичных, поведенческих явлений, формируется и проявляется комплекс вегетативных сдвигов. Вегетативная реакция опережает моторную и формируется вместе с акцептором будущего результата действия, поэтому при состоянии страха (в ситуации «угрозы») ответная реакция может быть очень различна, в зависимости от того, последует ли активно – (побег) или пассивно-оборонительная (замирание) реакция. В период выполнения ответной поведенческой реакции, обусловленной острым эмоционально-стрессовым воздействием, вегетативные сдвиги определяются и связаны, главным образом, с моторными процессами, их следствиями, обменными реакциями, процессами гомеостаза. Они теряют свою специфичность и могут быть полностью схожи с вегетативными проявлениями, наблюдаемыми при аналогичных действиях неэмоционального происхождения. Таким образом, характер вегетативных проявлений при психологическом стрессе в значительной мере определяется природой защитного процесса.

В связи с этим возникает вопрос, в какой мере функционально предопределены биологически целесообразные комплексы вегетативных и соматических проявлений стрессовых реакций, насколько специфичны стереотипизированные реакции, присущие разным типам эмоциональных состояний. Могут ли быть найдены физиологические конфигурации вегетативных и гормональных индексов, настолько специфичные, чтобы по ним можно было провести различия между тревогой, страхом, депрессией? Обсуждая эту проблему Р. Лазарус [103] склоняется к положительному ответу. Однако J. Lacey [327] делает более скептическое заключение. Причинным фактором вариаций в ответных реакциях является сам индивид с его предрасположенностью реагировать на стресс-ситуацию определенным образом. Упомянутыми авторами выдвинуто понятие реактивной стереотипии, согласно которому на одну и ту же ситуацию один индивид будет, например, постоянно реагировать повышением кровяного давления и тахикардией, а другой – урежением ритма сердечной деятельности и снижением артериального давления.

Физиологические, биохимические и эмоциональные реакции организма, характеризующие развитие психического напряжения и психологического стресса, свойственны и для ряда других психических состояний, что видно из табл. 4 и 5 (с. 168-170). В этом отношении данные реакции можно рассматривать как не специфический ответ организма на воздействие стресс-факторов. Но в тоже время они формируют синдромы вегето-соматических, биохимических и психофизиологических проявлений адаптиционного процесса, характерные для каждой конкретной формы функционального состояния.

В связи с этим возникает вопрос, в какой мере функционально предопределены биологически целесообразные комплексы вегетативных и соматических проявлений стрессовых реакций, насколько специфичны стереотипизированные реакции, присущие разным типам эмоциональных состояний. Могут ли быть найдены физиологические конфигурации вегетативных и гормональных индексов, настолько специфичные, чтобы по ним можно было провести различия между тревогой, страхом, депрессией? Обсуждая эту проблему Р. Лазарус [103] склоняется к положительному ответу. Однако J. Lacey [327] делает более скептическое заключение. Причинным фактором вариаций в ответных реакциях является сам индивид с его предрасположенностью реагировать на стресс-ситуацию определенным образом. Упомянутыми авторами выдвинуто понятие реактивной стереотипии, согласно которому на одну и ту же ситуацию один индивид будет, например, постоянно реагировать повышением кровяного давления и тахикардией, а другой – урежением ритма сердечной деятельности и снижением артериального давления.

Медиабулимия: феномен неконтролируемого потребления информации, его симптомы и последствия

Рассуждения о вреде избытка информации можно найти еще в древнем философском трактате «Экклезиаст», датируемым III в. до н.э. Однако понятие «информационная перегрузка» появилось лишь в 1964 году благодаря политологу Бертраму Гроссу. Позднее американский философ Элвин Тоффлер популяризовал термин, а в первой четверти XXI века ученые заговорили о последствиях информационного изобилия, например, о медиабулимии, распространенном современном недуге. В том, что собой представляет «медиабулимия», к чему приводит неосознанное и неконтролируемое потребление информации и почему нас преследует чувство опустошения и растерянности в новом информационном мире, Моноклер разбирался вместе с исследовательницей, аспиранткой Киевского национального университета имени Т. Шевченко Анной Одинец.

Понятие медиабулимии все еще остается относительно малоизвестным, хотя признаки социальной болезни уже были описаны многими психологами. Анна Одинец обозначила этот термин одной из первых еще четыре года назад.

Медиабулимия сравнима с известным пищевым расстройством. Но в данном случае речь идет о неосознанном потреблении всевозможной информации. Происхождение термина опирается на аналогию между пищевым и информационным голодом, для которых характерны отсутствие осознанности при потреблении, зависимость от поглощаемых продуктов и чувство опустошения после очередного «переедания». Как замечает Анна Одинец в одном из научных докладов, «“обжорство” легко доступной информацией приводит к отвращению от нее, затем следует период нехватки и самобичевания за отказ. Подобное чередование способствует развитию депрессивных состояний и психосоматических расстройств».

В разговоре исследовательница добавляет:

Этот процесс сродни поглощению пищи. Если беспрерывно глотать все подряд, ничего не пережевывая, то момент насыщения осознается с опозданием, являя собой качественный перегруз, и как следствие, вызывая резкое отторжение и «возвратный рефлекс». Проблемы со вниманием постепенно обрамляются в синдром дефицита внимания и гиперактивности.

Наиболее сильно данному недугу подвержено молодое поколение, так как именно оно чаще всего проводит время в сети. При этом, согласно данным проекта «EU KIDS ONLINE», в котором исследовались вопросы пребывания молодежи в интернете, распространенное мнение о том, что сетевая компетентность помогает избавиться от информационных угроз и перегрузок, не соответствует действительности. По замечанию кандидата педагогических наук, доцента Г. Михалевой, основной риск связан с социальными сетями, чатами и всплывающими информационными окнами.

Лавина информации не только окружает нас, но и требует взаимодействия. В результате мы не только имеем бесконечное количество источников для самостоятельных исследований любых вопросов, но и регулярные отвлекающие сигналы в виде рекламных, деловых, личных уведомлений и спама. В результате мы можем говорить о неконтролируемости информационного потока.

Некоторых тешит иллюзия о том, что доступность информации делает нас более развитыми. Однако на практике все обстоит ровно наоборот: обилие источников не говорит об их достоверности, и в итоге мы находимся в эпохе тотальной дезинформации. Кроме того, исследования показали, что, чем больше вариантов источников знаний мы имеем, тем сложнее нам ориентироваться и делать выбор в окружающем мире. Таким образом, мы можем говорить о времени, в котором над нами довлеют растерянность и отсутствие концентрации.

Психологи, социологи и философы на протяжении нескольких лет предупреждают о «побочных действиях» постоянного пребывания в сети, в особенности в рабочее и учебное время, а также во время отпуска. Регулярная, ежеминутная смена информационных образов, зачастую с противоположным друг другу содержанием, будь то тексты, видео или изображения, делают нас растерянными, раздражительными и депрессивными. Пытаясь угнаться за духом времени, мы перестаем вчитываться в тексты, рефлексировать, и в итоге оказываемся лишены возможности радоваться пониманию прочитанного, а позднее и вовсе способности глубоко анализировать то или иное явление. Также привычка «читать по диагонали», свойственная многим пользователям, стремящимся охватить как можно большее количество информации, ведет к утере культуры чтения как таковой, что неизбежно делает нас более конформными, ведомыми и программируемыми, так как мы привыкаем откликаться на простые и известные нам онлайн-сигналы. Поверхностное скольжение и постоянное открытие все новых и новых вкладок, по данным А. Одинец, является одним из симптомов медийной булимии.

Феномен заключается в том, что зачастую, даже понимая абсурдность сложившейся ситуации, многие не могут перестать потреблять ненужную им информацию. Анна Одинец замечает:

Знание – сила, информация дает власть, поэтому кажется, что чем большим количеством информации мы обладаем, тем сильнее, значимее мы становимся. Вопрос о нужности или качестве получаемого – отходит на второй план . Невозможно предугадать, что окажется в хайпе в следующую неделю, поэтому, на всякий случай, поглощается все подряд. Социальные сети, вроде Twitter – только ухудшают ситуацию. Пост друга о том, что он хочет фруктовый салат на ужин никак не повлияет на мою жизнь лично, но страх пропустить что-то важное подстегивает пользователей просматривать огромную кучу бесполезной информации в поисках чего-то хоть сколько-нибудь ценного.

Чувство опустошения, деградации, невозможности сосредоточиться или сделать конкретный выбор приводит к нервным срывам, отчаянию, депрессивным состояниям и временному отказу от сети. Однако после все повторяется заново, практически по той же схеме, что и при пищевой зависимости: пользователи потребляют все подряд без разбора, чувствуют вину за потраченное зря время, но одновременно являются зависимыми от сетевого контента и неизбежно возвращаются к статусу «онлайн».

По мнению доцента кафедры социальной философии и философии истории СПбГУ С. К. Секацкого, мир стал переполнен «сорной визуальностью». При этом доктор философских наук, профессор СПбГУ В.В. Савчук замечает, что данная реальность порождает феномен «несмотрения», который «является своеобразным способом самосохранения здоровья».

Читайте также:  Страх разговоров по телефону: как избавиться от фобии

Относительно того, какие меры способны помочь избежать медиабулимии, эксперт поясняет:

Стоит выработать такой себе «ментальный иммунитет», который будет заключаться в критическом мышлении.

Нужно задавать себе вопросы: Стоит ли мне это читать/смотреть? Есть ли мне на самом деле до этого дело?

А вот перестать быть зависимым от информации у нас никак не получится. Все живые существа зависимы от разной информации, и человек в первую очередь. Вопрос только в количестве, которое нужно регулировать самостоятельно.

Феномен заключается в том, что зачастую, даже понимая абсурдность сложившейся ситуации, многие не могут перестать потреблять ненужную им информацию. Анна Одинец замечает:

Стать суперменом играючи

В НИИ физиологии Сибирского отделения РАМН с помощью лечебных компьютерных игр пациентам помогают не только поправить здоровье, но и обрести новые способности. О перспективах игрового биоуправления корреспондент “РГ” беседует с заведующим лабораторией физиологии дыхания доктором медицинских наук Олегом Гришиным.

Правда, что можно контролировать эмоции, изменяя дыхание?

Олег Гришин: Из реабилитационного курса для больных астмой эти работы переросли в нейробиореспираторное управление. Можно, например, входить в парамедитативное состояние. Человек останавливает дыхание, не чувствуя недостатка кислорода.

На какое время?

Олег Гришин: Сначала на 3-4 секунды, а потом от 10 до 20 секунд. Эта методика похожа на практики йоги, но мы пришли к этому своим путем. Психофизиология очень молодая наука. По-настоящему она начала развиваться благодаря появлению доступных мощных компьютеров, анализирующих большие объемы данных энцефалографии и возможности наблюдать онлайн за изменением активности головного мозга.

Почему сегодня человеку так важно учиться управлять своей психикой?

Олег Гришин: За миллионы лет эволюции человек адаптировался ко всем факторам среды обитания, кроме двух: потока информации и избытка сахара в рационе. Переживая стресс от избытка информации, мы формируем тревожность, депрессию. Постепенно на этом фоне начинают развиваться болезни. Но прежде чем человек заболеет, происходит рассогласование функций организма, появляются отклонения от функциональной нормы. На этом этапе еще можно не допустить развития болезни.

Мы показываем пациенту, как должно быть, он смотрит на экран и старается привести свои показатели в норму. В игровой форме это происходит наиболее эффективно. Думаю, со временем большинство таких методик будут общедоступны, а врач будет нужен только для назначений с учетом индивидуальных особенностей. Это относительно несложное оборудование – наушники с набором датчиков и микропроцессором – воткнул в ноутбук и тренируйся, поправляй здоровье. На Западе сейчас настоящий психофизиологический бум – разрабатываются системы индивидуального слежения за здоровьем с возможностью обратной связи, открываются психофизиологические клиники. У нас созданы свои уникальные технологии, но пока они не востребованы обществом.

Но ведь большинством функций организма мы не можем управлять, например, тем же давлением?

Олег Гришин: Ну почему же? Хотя артериальное давление и частота сердечных сокращений плохо контролируются сознательно, мы можем влиять на них косвенно – изменяя в основном психоэмоциональное состояние. Так можно даже электроэнцефалограмму подстраивать. Но эти методы требуют длительной тренировки – по 30-40 сеансов. Дыхание выгодно отличается тем, что мы можем им управлять сознательно. Хорошо известно, что изменение эмоционального состояния влияет на то, как мы дышим. Но оказалось, что существует и обратная связь: управляя дыханием, человек может контролировать психоэмоциональное состояние.

Каким образом вы помогаете преодолеть заикание?

Олег Гришин: Человек заикается из-за нарушения работы коры головного мозга, отвечающего за речь, – центра Брока. У ребенка это может проявиться не сразу, обычно в 5-8 лет. А к 10 годам центр Брока уже сформирован. Кстати, поэтому иностранный язык так сложно выучить после 10 лет. На уровне центра Брока исправить ничего невозможно, но мозг пластичен, и недостаток можно компенсировать за счет других участков коры. С помощью тренировок в коре создаются другие связи, которые реализуют речь. Мы учим преодолевать эмоциональный порог, не бояться того, что, выйдя на люди, пациент вновь начнет заикаться.

Много ли пациентов страдает от “ложной астмы”, когда приступ вызывает не спазм бронхов, а неправильная работа мозга?

Олег Гришин: При астме, как правило, на начальном этапе возникает эмоциональная реакция: страх, тревога. И затем в похожей обстановке у пациента развивается одышка и при отсутствии бронхоспазма. Мы учим отличать реальный спазм от психогенной одышки. Это позволяет существенно снизить количество принимаемых лекарств.

Почему сегодня человеку так важно учиться управлять своей психикой?

Стадии информационного стресса

В процессе появления перенапряжения человек проходит несколько стадий:

  • нарастание напряженности;
  • стресс;
  • снижение напряженности.

Нарастание напряженности характеризуется отдалением человека, нарушением психологических контактов, соблюдением определенных границ в общении. На этой стадии слабеет контроль человека над самим собой и возможности саморегуляции поведения.

Потеря эффективного осознанного самоконтроля говорит о прохождении второй стадии. На втором этапе исчерпываются энергетические ресурсы человека, поведение его деструктивно, не последовательно. По продолжительности этот этап может занимать от нескольких часов до нескольких месяцев, в зависимости от личной предрасположенности. Заканчивается чувством опустошенности, утомлением, апатией и усталостью.

Нервная система любого человека индивидуальна в своих возможностях. Отталкиваясь от этого, продолжительность третьего этапа может варьироваться.

Под третьей стадией понимается возвращение человека к себе, то есть избавление от последствий информационного стресса и стабилизация адекватного поведения и мироощущения.

Избавиться от информационного стресса можно самостоятельно (при незапущенном состоянии) или с помощью психотерапевта. Что для этого нужно предпринять?

Виды стресса

Все виды стресса имеют общую схему развития:

Вначале возникает тревога, затем следует адаптация и в конце наступает стадия истощения.

Причиной любого стресса является какой-либо стимул (стрессор). В зависимости от стрессора выделяют физиологический и психоэмоциональный виды стресса. Стресс так же разделяется на эустресс и дистресс. Эустресс помогает нам мобилизовать свои возможности для решения текущего задания. Это полезный, нужный стресс, поднимающий жизненный тонус. Но если действие стрессора слишком длительное и превосходит возможности организма, психики, то развивается дистресс. Его действие на организм вредоносное, истощающее, ведущее к психосоматическим заболеваниям.

Понятие физиологического стресса ввел Г. Селье, о котором писалось выше. Физиологический стресс вызван реакцией на физическую боль. Психический стресс вызван болезненными эмоциями, переживаемыми вследствие размышлений о неприятных событиях. К ним относятся: развод, участие в боевых действиях, смерть близкого человека, тяжелые заболевания и др.

Важно отметить, что негативные события могут иметь место в жизни человека, а могут только предполагаться. Но реакции организма и глубина переживаний в обоих случаях будут практически одинаковой интенсивности.

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СТРЕСС, ПОСТТРАВМАТИЧЕСКИЙ СТРЕСС, ИНФОРМАЦИОННЫЙ СТРЕСС
Любой психологический стресс носит информационный характер. В. А. Бодров вводит теорию информационного стресса. Информационный стресс включает информацию о неблагоприятных событиях, а так же избыток информации. Информационному стрессу подвержены операторы в колл центрах (профессиональный стресс). По моему мнению, современный мир мега стрессогенный. Избыток противоречивой информации (амбивалентная информация по поводу продуктов питания, лечения, образа жизни, различные мировоззрения, новости), распространяющийся средствами массовой информации с которой невозможно разобраться, приводит к информационному стрессу.

Для дальнейшего понимания информационного стресса имеют значение такие понятия как алгоритмизация и эвристичность.

Алгоритмизация предполагает следование четким инструкциям, отклонения от которых может привести к тяжелым последствиям (рабочие профессии, работники МЧС, работники на конвейерах и т. д.). Такие профессии имеют высокий уровень стрессогенности. Профессии с низким уровнем алгоритмизации – врачи, психологи, специалисты в области рекламы и маркетинга, любые творческие профессии предполагают высокий уровень эврестичности (креативности) и низкий уровень алгоритмизации и они тоже относятся к профессиям с высоким уровнем стресса. Эти профессии предполагают выбор из многообразного спектра решений, придумывание новых нестандартных способов решения задач.

На сегодняшний день профессиональный стресс выделен в отдельную рубрику в Международной классификации болезней (МКБ-10).

Сегодня актуальным является исследование психологами особенностей поведения людей в ситуациях военных действий, в столкновении с экстремальными происшествиями. Понятие психологической травмы, как следствие травматического стресса, на сегодняшний день, известно, мне кажется, каждому интересующемуся психологическим здоровьем. Посттравматический стресс сопровождается такими ключевыми психологическими проблемами как тревога, депрессия, чувство вины.

Любая стрессовая ситуация вызвана стрессорами. Выделяют повседневные стрессоры и хронические стрессоры.

К повседневным стрессорам относятся микрострессоры (ссоры с родственниками и соседями, конфликты на работе, незначительные повышения цен, вообщем, трудности с которыми мы сталкиваемся каждый день) и макрострессоры (развод, кризисы на работе и в личной жизни). Адаптация к повседневным стрессорам происходит от нескольких минут до нескольких дней или недель. Они не имеют значительного влияния на наше физическое и психическое здоровье, но они имеют свойство усиливать действие хронического стресса, который ведет к психосоматическим заболеваниям и истощению нервной системы. К хроническому стрессу приводят повторяющиеся тяжелые жизненные испытания (рецидивы хронических заболеваний, патологическое переживание последствий развода, смерти близких, борьба с зависимостями близких). Адаптация к этим видам стресса может длиться годы.

Из двух параметров – длительность и интенсивность, длительность воздействия стрессора носит наиболее вредоносный характер для здоровья человека.
Нужно обратить внимание на то, что каждый человек будет по своему переживать воздействие стресса, в зависимости от индивидуальных особенностей личности и личной истории.

Основными личностными факторами являются

  • эмоциональная стабильность личности;
  • локус контроля личности;
  • опыт преодоления подобных стрессовых ситуаций в прошлом;
  • особенности мышления, влияющие на восприятие стрессовой ситуации;
  • готовность человека обратиться за социальной поддержкой и др.

ФРУСТРАЦИЯ КАК ФОРМА ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО СТРЕССА

Фрустрация (от лат. frustratio – обман, расстройство, разрушение планов) — психическое состояние человека, вызываемое объективно непреодолимыми (или субъективно так воспринимаемыми) трудностями, возникающими на пути к достижению цели или к решению задачи [Психология. Словарь, 1990, с. 434]. Таким образом, фрустрация — это острое переживание неудовлетворенной потребности. Острота переживания фрустрации зависит от степени внезапности. Эффект неожиданности усиливает силу негативных эмоций при фрустрации.

Причины фрустрации можно разделить на 4 группы:

1. Физические причины – ограничение свободы передвижения стенами тюрьмы, поломка машины на безлюдном шоссе, приобретенная инвалидность.

2. Биологические причины — болезнь, плохое самочувствие, сильная усталость, старение. Часто спортсмены, артисты переживают профессиональный стресс, в связи с биологическими причинами, ограничивающими возрастным барьером их пребывание в профессии.

3. Психологические причины— страхи и фобии, неуверенность в собственных силах. Чаще всего, эти причины обусловлены предполагаемыми неудачами, связанными с личным негативным прошлым опытом, либо приобретенными страхами в процессе воспитания (родительские страхи).

4. Социокультурные причины — нормы, правила, запреты, существующие в обществе. В профессиональной деятельности любая корпоративная культура имеет свод гласных и негласных правил. Иерархия на предприятии, особые способы общения с руководством, соблюдение внутрифирменных ритуалов – все это является ограничениями проявления индивидуальности.
При фрустрации мы переживаем агрессивные эмоции: гнев, раздражение, чувство вины.

Сильное переживание этих чувств может привести к дезадаптивным формам поведения:
• агрессивные реакции, направленные на другого человека или на самого себя (аутоагрессия, выражающаяся в зависимостях, чувстве вины, самобичевании). Но, в некоторых случаях, проявление агрессии может быть эффективным способом эмоциональной разрядки, необходимой для стабилизации состояния.

  • уход из ситуации, отказ от любой деятельности, апатия;
  • регрессия, когда взрослые начинают вести себя как дети — отказываются от еды после ссоры, не разговаривают, обижаются, не решают проблему, а ждут, что ситуация магическим образом разрешится сама;
  • перевозбуждение, когда человек не может контролировать свое внешнее поведение и совершает бесцельные и неупорядоченные действия. Например: продолжает дергать ручку двери, зная, что дверь закрыта, и он не сможет попасть в помещение;
  • включение механизмов психологической защиты, которые в данном случае помогают пережить остроту фрустрации («Все к лучшему» , «Значит так тому и быть!»)

Дезадаптивные формы поведения при фрустрации не решают проблему, но способствуют снятию нервного напряжения.

К адаптивным формам поведения относятся способы разрешения самой ситуации, что в результате приводит к снятию напряжения. Это:

  • преодоление препятствия, используя другие методы, иную стратегию поведения, новые пути достижения
  • компенсация (сублимация) – поиск другой сферы для удовлетворения своей потребности;
  • отказ от намеченной цели, выбор новой цели, переоценка ценностей.

На то какой способ реакции на фрустрацию выбирает человек, влияет родительский сценарий. То есть, в стрессовой ситуации человек реагирует так, как в подобной ситуации вел бы себя его отец или мать.

Фрустрация рассматривается современными психологами как острый стресс. Специалисты предлагают следующие способы для формирования психологической устойчивости в ситуации острого стресса:

– “правило остановки”. При переживании острого стресса мы теряем возможность мыслить адекватно и продуктивно, поэтому следует представить красный сигнал светофора и сказать себе “Стоп”.

– использовать методы саморегуляции. (активизация парасимпатической нервной системы при помощи особого глубокого дыхания, проговаривания кратких форм самовнушения на выдохе “Я справлюсь!” “У меня все получится!” ” Все будет хорошо!”.

– поиск любых решений, даже самых невероятных, лучше, чем пребывание в состоянии безысходности.

ПРЕДСТАРТОВЫЕ СОСТОЯНИЯ
Представители коммуникативных профессий часто испытывают сильное волнение перед значимыми событиями – решающими сделками, презентациями и т. д. Психологи называют такие состояния – предстартовыми. Предстартовое волнение обычно считается негативным состоянием, но это не совсем так. Есть оптимальный уровень “положительного стресса”, способствующий мобилизации личных усилий, без которых невозможно справится со сложной задачей. Полное отсутствие волнения может свидетельствовать об эмоциональном выгорании специалиста, о неадекватной завышенной самооценке или о низком уровне ответственности. В то же время слишком сильный психологический стресс перед событием может привести к “тоннельному» восприятию, мешающему объективной оценке ситуации, или даже к полному провалу мероприятия.

К методам регуляции предстартового состояния
1. Метод «Зеркало», основанный на механизме биологической обратной связи (БОС), существующей между внешним проявлением эмоций и нашей эмоциональной памятью. Попробуйте придать своему телу позу уверенного в себе человека, создать на лице мимику спокойствия и доброжелательности.
2. Метод полной рационализации предстоящего события. Представьте в своем воображении в мельчайших деталях предстоящее событие. Для этого вы должны хорошо владеть вопросом, изучить место где будет происходить событие. Неосознаваемое беспокойство, связанное с неизвестностью, значительно снизится.
3. Метод избирательной позитивной ретроспекции. Вспомните события в которых вы были на высоте, где вам удалось эффективно справится с поставленными задачами.

4. Метод «Опыт». Проанализируйте свой негативный опыт и сделайте выводы: как вам точно не стоит реагировать, вести себя.
5. Взгляните в глаза своему страху. Представьте, что самое плохое может произойти и проживите это. Придумайте, что вы будете делать при самом пессимистичном исходе событий.
Освоение перечисленных методов и их использование в «трудных» ситуациях может помочь избежать предстартового волнения в ответственный момент.

Эти и другие методы мы изучаем в программе «Эффективные способы управления стрессом». Предлагается программа как групповая, так и индивидуальная.

______
Список использованной литературы:

Г. Б. Монина, Н. В. Раннала тренинг «Ресурсы стрессоустойчивости»
Прохоров А. О. – «Практикум по психологии состояния»
Черепанова Е. М. «Психологический стресс: Помоги себе и ребенку»
Роберт Сапольски «Психология стресса»

Понятие физиологического стресса ввел Г. Селье, о котором писалось выше. Физиологический стресс вызван реакцией на физическую боль. Психический стресс вызван болезненными эмоциями, переживаемыми вследствие размышлений о неприятных событиях. К ним относятся: развод, участие в боевых действиях, смерть близкого человека, тяжелые заболевания и др.

Добавить комментарий