Безумный шляпник: самые невероятные головные уборы, созданные Филипом Трейси

Он создавал фантазийные головные уборы для своих муз — Леди Гаги и Изабеллы Блоу — а также стал автором нашумевшей шляпки принцессы Беатрис для свадьбы Кейт и Уильяма. Рассказываем, как Филип Трейси завоевывал мир моды (и сердце Елизаветы II) и показываем самые удивительные и восхитительные творения маэстро.

В ноябре 2020 года ирландский дизайнер Филип Трейси, чьи творения с удовольствием носят британские аристократы и голливудские звезды, представители старшего поколения и миллениалы, посетил Санкт-Петербург, чтобы открыть свою вторую выставку в музее современного искусства Эрарта. Делимся секретами успеха легендарного мастера, который убежден, что люди будут носить шляпы до тех пор, пока у них есть голова.

«Пусть занимается чем угодно, лишь бы это делало его счастливым»

В возрасте пяти лет на уроке труда Филип вместо столярного инструмента вдруг захотел освоить швейную машинку — чтобы сшить наряд для куклы сестры. Дома нашлись все необходимые детали: разноцветные перья куриц, гусей, фазанов и уток. Единственным препятствием было то, что мама не позволяла сыну и близко подходить к своей швейной машинке.

«Но я был настолько очарован этой маленькой иголкой, идущей вверх и вниз, соединяющей ткань, — вспоминает Трейси, — что использовал машинку, когда моя мать выходила кормить цыплят. На все про все у меня было минут пять — если бы мама застала меня, мне бы сильно влетело».

Родители Филипа довольно быстро приняли необычное увлечение сына. На вопрос соседа, не кажется ли ему странным, что парнишка делает платья для кукол, отец будущего дизайнера ответил: «Пусть занимается чем угодно, лишь бы это делало его счастливым».

Однако до окончания колледжа изготовление шляп оставалось для юноши лишь хобби. Только после полугодовой стажировки у шляпника-авангардиста Стивена Джонса Трейси понял, что создание головных уборов привлекает его больше, чем создание нарядов. В 1988 году на собеседовании в Королевском колледже искусств в Лондоне начинающий модельер рассказал экзаменаторам о своем увлечении — и стал первым студентом, зачисленным на новый курс по изготовлению головных уборов.

«Для меня есть только одни шляпы — это шляпы Филипа Трейси!»

Год спустя молодой модельер поймал удачу за хвост: он показал свою работу редактору издания Tatler, неподражаемой Изабелле Блоу. Звезда модной журналистики попросила Трейси изготовить для нее свадебный головной убор.

На торжестве в Глостерском соборе (спустя десять лет его интерьер приобретет всемирную известность благодаря фильмам о Гарри Поттере, а Трейси прославится и как создатель шляп обитателей Хогвартса) мисс Блоу появилась в платье из фиолетового бархата с вышивкой в виде ожерелья и шляпке, напоминавшей средневековый шлем. Образ невесты произвел фурор, и в 1990 году Изабелла предложила своему протеже переехать к ней в дом в Белгравии и шить шляпы. Так два эксцентрика нашли друг друга.

Именно для своей музы, утверждавшей что для нее существуют иных шляп, кроме тех, которые создает Трейси, Филип придумал «Корабль» — этот головной убор стал любимым творением дизайнера. Изабелла подарила другу книгу Оливье Бернье «Удовольствие и привилегии»: в главе, посвященной Франции 50-х годов XVIII столетия, Филип наткнулся на историю о том, как в честь победы французского флота в морском сражении парижанки, отправляясь в оперу, украшали свои прически и парики кораблями. Образ так впечатлил шляпника, что он решил воссоздать его из атласа и перьев райской птицы.

Маэстро часто говорил о своей наставнице: «От Изабеллы не услышишь „Ты зашел слишком далеко!“. Она скорее скажет „Почему ты не зашел еще дальше?“».

«Шляпы — это символ позитивности»

В 1992 году Трейси официально зарегистрировал бренд Philip Treacy. К этому моменту он уже был знаком с такими атлантами модной индустрии, как Маноло Бланик, Рифат Озбек, Карл Лагерфельд. Первая же шляпа, созданная дизайнером для Chanel, предстала перед миром на обложке Vogue. Над головой канадской супермодели Линды Евангелисты горделиво возвышалась ажурная конструкция, которая напоминала птичью клетку и была украшена черными перьями. Этот снимок стал символом творческого триумфа Трейси.

В течение следующего десятилетия модельер представил свои работы на Флорентийской биеннале, по просьбе Александра Маккуина создал коллекцию головных уборов для модного дома Givenchy, стал первым дизайнером аксессуаров, приглашенным на Неделю высокой моды в Париже. В 2007 году за вклад в развитие индустрии моды Филип Трейси удостоился Ордена Офицера Британской империи. Встречу с Ее Величеством Елизаветой II маэстро описывает с неизменным юмором: «На аудиенции у королевы вообще-то не полагается задавать вопросы. Но я подумал: „Была не была!“ Я посмотрел ей в глаза и спросил: „Мадам, вы любите носить шляпы?“ Она отступила на полшага и ответила: „Это часть моей униформы“». Впоследствии многие члены британской королевской семьи стали преданными поклонниками таланта модельера. Можно сказать, что Трейси торжественно «короновал» поистине королевское искусство — высокую моду.

Каждое творение мастера — это не просто шляпка: коллекции Трейси регулярно выставляются в музеях по всему миру, в том числе в музее «Метрополитен» (Нью-Йорк) и в музее Виктории и Альберта (Лондон). В период пандемии дизайнер не переставал работать: его команда делала маски для лондонских больниц, трудился он и над созданием шляп. «Для меня шляпа — это символ позитивности, — признается маэстро. — Особенно важно это сейчас, в период пандемии, ведь творчество и красота питают душу, помогают не опускать руки. В ХХ веке всплески интереса к шляпам приходились, как ни странно, на военное время. Очень многие носили шляпы в период Второй мировой войны — шляпа становилась своего рода антидепрессантом. В самые беспросветные времена люди тянулись к красоте и черпали в ней поддержку».

Филипп Трейси

Кто в наши дни больше заслуживает прозвища «Безумного шляпника», прямиком из Страны чудес, шляпника, который делает безумные шляпки для Алис всех возрастов, чем Филипп Трейси? Наверное, никто. А экстравагантный ирландец придумывает всё новые и новые: «Мне нравятся те шляпы, которые заставляют сердце забиться чаще…»

Он родился в 1967 году в маленькой деревушке на западе Ирландии, в большой семье — у Филиппа семь братьев и сестра. Родители содержали булочную, а дом их был напротив местной церкви. Так что, сидя у окна, он мог наблюдать за тем, как разряженные жители деревни приходят в церковь, например, на венчание — что было для него «словно показ мод».

А мода интересовала его с детства — да-да, маленького мальчика из глухой деревушки. В школе на уроках труда, когда остальные мальчики что-то строгали и пилили, а девочки занимались шитьём, Филипп решился попросить у учительницы позволения именно шить. Странное занятие для будущего мужчины, как считали окружающие, и он заработал немало косых взглядов. Но… «Я был странным, не таким, как все, но тогда я этого не осознавал».

У матери была швейная машинка, к которой Филиппу запрещалось подходить, но он улучал минутку, например, когда мать отправлялась кормить кур, и, с трудом управляясь с тяжёлым механизмом, всё-таки заставлял его работать, сшивая вместе очередные кусочки ткани. Его первой моделью была кукла — к тому времени сестра уже выросла, а куклы остались, так что мальчик, которому, вообще-то, до самих кукол не было никакого дела, увлечённо шил платьица и делал шляпки. В семье держали всевозможную домашнюю птицу, так что в гусиных, куриных, утиных и даже фазаньих перьях для его первых шляп недостатка не было.

Однажды сосед поинтересовался у отца Филиппа, не находит ли тот странным увлечение мальчика шитьём для кукол. Тот ответил: «Пусть себе, если ему это нравится». Ну что ж, ему хотя бы не запрещалось этим заниматься, что для такой глубинки уже было достижением. А сестра даже поощряла Филиппа в его увлечении.

В 1985 году восемнадцатилетний Филипп отправился в Дублин, чтобы изучать моду в Национальном колледже искусств и дизайна. Там он не только учился, но и по-прежнему занимался своим хобби, делая шляпы для однокурсников. Выяснилось, что ему гораздо интереснее заниматься именно головными уборами, чем одеждой. Практику, в течение полутора месяцев, он проходил у Стивена Джонса, известного лондонского шляпника, а в 1988 году подал документы в Королевский колледж искусств. Там как раз собирались организовать курс по головным уборам, и, по словам Филиппа, он стал для колледжа подопытной морской свинкой. Там же, обратившись однажды за советом к своему куратору, чем же ему всё-таки заняться, головными уборами или одеждой, он получил короткий ёмкий ответ: «Займись шляпами».

В 1989 году состоялась встреча, которая во многом определила судьбу молодого дизайнера, со стилистом знаменитого журнала «Татлер» («Сплетник») Изабеллой Блоу — на встречу с ней и с редактором отдела моды Филипп захватил свои шляпы, вызвавшие у Изабеллы восторг. Она решилась заказать ему головной убор на свою грядущую свадьбу в средневековом стиле. Как будет он позднее вспоминать, он не мог поверить своему счастью — у него появилась клиентка, которая вовсе не ждала от него обычного для свадьбы головного убора невесты, с фатой, жемчугами и прочим, наоборот, она хотела, чтобы он проявил свою дерзкую фантазию. Кстати, одна из шляпок, которая так понравилась Изабелле при первой встрече, была в виде пасти крокодила…

В 1990 году Филипп Трейси окончил колледж, причём с отличием (что, впрочем, никого уже не удивляло), и открыл свою мастерскую в подвале дома, где жила Изабелла со своим мужем, в престижном районе Лондона. Изабелле не нужно было далеко ходить, чтобы получить у своего любимого шляпника очередную потрясающую шляпу, но Исси, как ласково называл Филипп свою покровительницу, не собиралась оставлять талант Филиппа для личного пользования. Наоборот, она стремилась представить его всему свету, и активно использовала для этого все свои обширные связи. Так что вскоре в его мастерской стали появляться известные личности. Изабелла знакомила начинающего дизайнера с его уже известными коллегами, представляла редакторам модных журналов, вместе они («словно Гарольд и Мод», — вспоминал Филипп) появлялись везде, и беседовали, беседовали, беседовали… О чём? Да конечно, о шляпах!

В любовной связи эту пару никто не подозревал, Филипп очень рано осознал, что предпочитает мужчин, а не женщин, что и не скрывал. А Изабелла стала его самым близким другом и наставником. И лучшим клиентом! «Я делал шляпки, она их носила». Самые разные, от фантастических сооружений из перьев, до миниатюрной копии корабля XVIII века с полной оснасткой.

В 2007 году она покончила с собой, и, по словам Трейси, ему всё ещё её не хватает, и он постоянно мысленно с ней беседует. А на гробу Изабеллы будет лежать одна из шляпок, сделанных для неё Филиппом, любимая шляпка с фазаньими перьями… Но до этого, к счастью, ещё далеко.

В 1991 году Филиппа познакомили с Карлом Лагерфельдом. Всё ещё робкий недавний студент отправился в Париж. «Мне было двадцать три, я только что окончил колледж, и я даже не знал, как к нему обращаться — мистер Лагерфельд? Или как-нибудь ещё? Я был страшно смущён, но Исси, как всегда, была на высоте». Так началось сотрудничество Филиппа Трейси и знаменитого дома «Шанель», которое продлилось десять лет. В том же году родилась марка «Филипп Трейси», вышла первая коллекция шляпок прет-а-порте, и молодой дизайнер получил свою первую британскую награду, «дизайнер аксессуаров года». В следующем он получит её снова, а всего вплоть до сегодняшнего дня его награждали ею пять раз. И наверняка наградят ещё!

Читайте также:  Замшевая женская куртка: с чем носить и как выбрать

В 1993 году он организовал первый модный показ своих работ, участие в котором приняли супермодели, тогдашние иконы модного мира, от Кристи Тарлингтон до Наоми Кэмпбелл. Красотки в чёрных шляпах свели Лондон с ума, и прессу, и публику, и отношение к шляпам резко изменилось. До Филиппа шляпы считались чем-то устаревшим, годившимся только для пожилых леди. Однажды он набрался смелости и, нарушив этикет, задал вопрос самой королеве Елизавете II — как она относится к шляпам? Та ответила: «Это часть формы». Вот такой формой и считались шляпы, пока Безумный шляпник не напомнил и не доказал, что головной убор не хуже, чем одежда, может служить средством самовыражения.

В 1994 году Филипп открыл свой первый магазин, «маленькую золотую шкатулку, наше окно в мир», а уже несколько лет спустя аксессуары от Филиппа Трейси, включая перчатки и сумки, продавались по всему миру.

Он сотрудничал с самыми известными домами Высокой моды тех лет — французскими «Шанель» и «Живанши», итальянскими «Валентино» и «Версаче», с гениальным британцем Александром Маккуином (хотя о прет-а-порте он тоже не забывал), и стал первым дизайнером головных уборов, чьи работы стали демонстрироваться на Парижской неделе Высокой моды. Его шляпы появлялись на всевозможных выставках, то на Биеннале во Флоренции или Венеции, то в Лондоне, в музее Виктории и Альберта…

Шли годы, и слава Трейси продолжала расти. «Я делаю шляпы, потому что мне нравится это делать. ‹…› Хорошая шляпа — это завершающий штрих, гламурный аксессуар. Она восхищает того, кто на неё смотрит, а того, кто её носит, заставляет чувствовать себя на миллион долларов».

По словам мастера, он любит работать руками, делая «нечто из ничего, превращая двумерных объект в трёхмерный». Его часто спрашивают — а где же механизмы, с помощью которых он создаёт свои шляпы? «Мои руки — это и есть мои механизмы… Я только тогда чувствую себя одетым, когда на третьем пальце у меня напёрсток. Там он и остаётся целый день».

«У каждого из нас есть голова, так что все мы можем носить шляпы. Когда на вас шляпа, вы чувствуете себя лучше. Я рад сделать шляпу для любого, кто может себе это позволить». Позволить могут не все, ведь шляпки от Филиппа Трейси, настоящие произведения искусства, стоят недёшево. Но, как замечает сам знаменитый мастер, «шляпа — это куда более дешёвый способ изменить лицо, чем пластическая хирургия». И куда более безопасный…

Филипп Трейси продолжает творить. Он устраивает свои показы на Королевских скачках в Аскоте — месте, где дамы традиционно соревнуются одна с другой в красоте и экстравагантности головных уборов. Он сотрудничает с домами моды, от Ральфа Лорена до Донны Каран. Его шляпы украшают обложки знаменитых журналов. Их носит нынешняя княгиня Монако, и Камилла — вторая супруга принца Чарльза, и множество других женщин, известных и не очень. Ведь шляпка от Трейси уже больше, чем просто шляпка… В 2007 году, в год смерти Изабеллы Блоу, он получил одну из самых высоких британских наград — орден Британской империи.

Филипп Трейси не просто создаёт потрясающие головные уборы — в конце XX века он сумел сломать стереотипы и изменить представление о том, как должна выглядеть шляпа в веке XXI.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

ФИЛИПП II (ок. 382–336 до Р.Х.)

ФИЛИПП II (ок. 382–336 до Р.Х.) Царь Македонии с 359 года до Р. X. Отец Александра Македонского. Завершил объединение Македонии (359). Завоевал Фессалию, часть Иллирии, Эпир, Фракию и др. (359–336 до Р. X.). К 338 году до Р. X. (после битвы при Херонее) установил гегемонию над Грецией.Филипп

Филипп I

Филипп I Король Кастилии из рода Габсбургов, правивший в 1504-1506 гг. Сын Максимилиана I и Марии Бургундской.Ж.: Хуана, дочь короля Арагона Фердинанда II и королевы Кастилии Изабеллы II (род. 1478 г. ум. 1555 г.).Род. 1478 г. ум. 1506

Филипп II

Филипп II Король Испании из рода Габсбургов, правивший в 1556-1598 гг. Король Португалии в 1581-1598 гг. Сын Карла I (V) и Изабеллы Португальской.Ж.: 1) с 1543 г. Мария, дочь короля Португалии Жуана III (род. 1527 г. ум. 1545 г.); 2) с 1554 г. английская королева Мария I (род. 1516 г. ум. 1558 г.); 3) с 1560 г.

Филипп III

Филипп III Король Испании и Португалии из династии Габсбургов, правивший в 1598– l621 гг. Сын Филиппа II и Анны Австрийской.Ж.: с 1599 г. Маргарита, дочь эрцгерцога Австрии Карла (род. 1584 г. ум. 1611 г.).Род. 1578 г. ум. 31 марта 1621 г.Филипп III отличался небольшим ростом, был хорошо сложен и

Филипп IV

Филипп IV Король Испании из династии Габсбургов, правивший в 1621 -1665 гг. Король Португалии в 1621 -1640 гг. Сын Филиппа III и Маргариты Австрийской.Ж.:1) с 1621 г. Елизавета, дочь короля Франции Генриха IV (род. 1602 г. ум. 1644 г.);2) с 1649 г. Аниа Мария, дочь императора Фердинанда III (род. 1635 г. ум.

Филипп V

Филипп V Король Испании из династии Бурбонов, правивший в 1700-1724, 1724 -1746 гг. Сын дофина Людовика и Анны Марии Баварской.Ж.: 1) с 1701 г. Мария Луиза, дочь короля Сардинии Виктора Амадея I (род. 1688 г. ум. 1714 г.); 2) с 1714 г. Елизавета, дочь Эдварда II, герцога Пармского (род. 1692 г. ум. 1766 г.).Род.

Филипп

Филипп Король Немецкий из рода Гогенштауфенов, правивший в 1197-1208 гг. Сын Фридриха I Барбароссы и Беатрисы Бургундской.Ж.: с 1197 г. Ирина, дочь императора Византии Исаака II (ум. 28 авг. 1208 г.).Род. 1176 г. ум. 21 июня 1208 г.Филипп был человеком приветливым, добродушным и набожным. В

Филипп I

Филипп I Король Франции из рода Капетингов, правивший В 1060-1108 гг. Сын Генриха I и Анны Русской.Ж.: 1) с 1071 г. Берта, дочь графа Фландрского Роберта (ум. 1093 г.); 2) с 1092 г. Бертрада, дочь графа Монферратского Симона (ум. 1117 г.).Род. 1053 г. ум. 1108 г.После кончины отца Филипп остался

Филипп VI

Филипп VI Король Франции из рода Валуа, правивший в 1328 – 1350 гг.Ж.: 1) с 1313 г. Жанна, дочь герцога Бургундского Роберта II (род. 1294 г. ум. 1348 г.); 2) с 1349 г. Бланка, дочь короля Наварры Филиппа III (ум. 1398 г.).Род. 1293 г. ум. 22 авг. 1350 г.Умирая, король Карл IV назначил Филиппа Валуа регентом

ФИЛИПП I

ФИЛИПП I Легендарный царь Македонии, правивший в VII в. до Р.Х. Сын Аргея (Геродот: 8;

ФИЛИПП IV

ФИЛИПП IV Царь Македонии в 297-294 гг. до Р.Х. Сын Кассандра. Согласно Павсанию, Филипп умер от чахотки (Павсаний: 9; 7;

Спенсер ТРЕЙСИ (1900–1967) американский киноактер

Спенсер ТРЕЙСИ (1900–1967) американский киноактер Придя к убеждению, что «в мире нет ничего, что было бы достойно ее!», мужчина предлагает себя. * * * Мои штаны, бывало, протирались настолько, что, случись мне сесть на одноцентовую монету, я отличил бы орел от решки. * * * Все что

Безумный шляпник Британской империи: Как Филип Трейси вернул моду на шляпы

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Трейси – ирландец. Он занялся созданием шляп в далеком 1985 году, в университетские годы. Однокурсники посмеивались над ним: «Почему ты так увлечен шляпами? Их же носят только старушки». Но Трейси был непреклонен, словно предвидел свой грядущий успех. В дальнейшем учился он уже у другого «шляпного гения» – Стивена Джонса. В то же время Трейси свел знакомство с Изабеллой Блоу – одной из самых влиятельных женщин британской моды. Она занимала должность редактора нескольких глянцевых журналов, открыла миру Александра МакКуина, Софи Даль, Стеллу Теннант… и Филипа Трейси. Он сделал для нее эксцентричную свадебную шляпку, похожую на средневековый рыцарский шлем, и Блоу не устояла. Она предложила молодому дарованию жилье и покровительство. Трейси еще постигал мастерство шляпного дела в Королевском колледже искусства, а слухи о нем стремительно распространялись по всей Великобритании и за ее пределами.

Трейси было всего двадцать три, когда он начал создавать шляпы для Chanel. А через пару лет в его шляпках вышагивали по подиуму Наоми Кэмплебб и Кристи Тарлингтон… Он активно сотрудничал с Александром МакКуином, Карлом Лагерфельдом, Ральфом Лореном и Донной Карен. А в двадцать шесть он уже открыл собственный бутик – это было лишь делом времени. Сегодня он – пятикратный обладатель звания «Дизайнер года», бессчетного количества наград в области моды и настоящая легенда. Правда, и сам до сих пор не может поверить в то, что делал шляпы для дизайнеров, которыми восхищался в студенчестве.

Трейси мастерски сочетает привычные материалы с экспериментальными, а формы, которые он создает, нарушают законы физики. Ткань и перья, мех и металл, пластик, растения и… электроприборы – для «безумного шляпника» не существует никаких ограничений. Те, кому посчастливилось попасть в святая святых – его мастерскую – с порога начинают искать взглядом оборудование, но… его нет. Трейси не пользуется швейными машинками. Все свои шедевры он создает вручную. «Я чувствую себя обнаженным без наперстка на пальце», – признается он.

Сейчас, разумеется, у него немало высококвалифицированных сотрудников и сотрудниц (в целом Трейси предпочитает работать с женщинами), но множество задач он выполняет самостоятельно. Шляпа начинается с рисунка, затем маэстро создает прототип, а потом начинается долгий и тщательный процесс создания шедевра, в основе которого – многовековые традиции ремесла. И в этом магическом ритуале нет места новейшим компьютерным технологиям. По словам Трейси, самый мощный компьютер не в силах рассчитать правильного баланса перьев или композиции завитков. Сегодня он начинает осваивать 3D-печать, однако результаты экспериментов его не радуют. А вот соцсети он обожает, сам активно ведет свои аккаунты и ставит лайки. Ведь даже если вам совершенно некуда пойти в эффектной шляпке (особенно потому, что массовые мероприятия в 2020 году оказались под запретом), вы всегда можете «пойти» в ней в Instagram! О том, что работа Трейси ближе к магии, нежели к инженерии, говорит и «участие» его шляп в любимой киносаге миллениалов – истории Гарри Поттера.

Филип Трейси никогда не дает рекомендаций – ни обобщенных, ни конкретных. Главное – самоощущение человека, надевшего его шляпу. Не важен ни пол, ни раса, ни возраст, ни социальное положение. Трейси создает простые бейсболки и настоящие архитектурные конструкции, его шляпы носят мужчины и женщины, королевы и подростки…

Неудивительно, что большая поклонница творчества Трейси – Леди Гага. А еще – Сара-Джессика Паркер, Мадонна… Однако не обошлась без его услуг и королевская семья Великобритании. Экстравагантному шляпнику достался непростой заказ – придумать головной убор для Елизаветы II, соответствующий всем жестким требованиям протокола. И он преуспел, создав идеальную шляпку-таблетку пастельных тонов. Кто знает, каких усилий стоило ему обуздать свою фантазию! А затем ему довелось увенчать шляпками всех молодых дам на свадьбе принца Гарри и Меган Маркл, включая и саму невесту.

И, конечно, главное модное шоу Филипа Трейси происходит не на подиуме, а на королевских скачках в Аскоте, где аристократки стремятся перещеголять друг друга в эффектности головных уборов. Правда, здесь Трейси соревнуется подчас сам с собой. В 2007 году Филип Трейси получил почетный орден Британской империи из рук принца Чарльза.
Не забывает дизайнер популяризировать и продвигать мастерство создания шляп, с радостью обучает молодых мастеров. Он уделяет немало времени деятельности возрожденной британской лиги шляпников The British Hat Guild и мечтает о том, чтобы у него появилось множество юных конкурентов. И благодаря молодому поколению он спокоен за будущее шляпного ремесла – появляются и новые творцы, и новые поклонники.

Читайте также:  Женская блузка в розовом цвете: правила выбора, актуальная цветовая гамма и эффектные образы

Когда началась эпидемия коронавируса, и множество модных марок приостановили работу, Трейси трудился, не покладая рук. Он и его сотрудники шили маски для британских медицинских работников, ведь в тяжелые времена место гения – вовсе не в заоблачных высях среди муз. Так что кому-то довелось прикоснуться к работам «безумного шляпника», не снимая белого халата. Во многом это звучит печально. Но сам он готов раз за разом бросать вызов пандемии – и выставки его работ тому подтверждение. «Нам всем сейчас нужны развлечения!» – решительно заявляет Филип Трейси. И в этом, быть может, главная его цель – дарить людям радость. Шедевры маэстро пробудут в Санкт-Петербурге до весны – а затем отправятся зачаровывать кого-то другого.

Текст: Софья Егорова.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Безумный шляпник: самые невероятные головные уборы, созданные Филипом Трейси

Он создавал фантазийные головные уборы для своих муз — Леди Гаги и Изабеллы Блоу — а также стал автором нашумевшей шляпки принцессы Беатрис для свадьбы Кейт и Уильяма. Рассказываем, как Филип Трейси завоевывал мир моды (и сердце Елизаветы II) и показываем самые удивительные и восхитительные творения маэстро.

В ноябре 2020 года ирландский дизайнер Филип Трейси, чьи творения с удовольствием носят британские аристократы и голливудские звезды, представители старшего поколения и миллениалы, посетил Санкт-Петербург, чтобы открыть свою вторую выставку в музее современного искусства Эрарта. Делимся секретами успеха легендарного мастера, который убежден, что люди будут носить шляпы до тех пор, пока у них есть голова.

«Пусть занимается чем угодно, лишь бы это делало его счастливым»

В возрасте пяти лет на уроке труда Филип вместо столярного инструмента вдруг захотел освоить швейную машинку — чтобы сшить наряд для куклы сестры. Дома нашлись все необходимые детали: разноцветные перья куриц, гусей, фазанов и уток. Единственным препятствием было то, что мама не позволяла сыну и близко подходить к своей швейной машинке.

«Но я был настолько очарован этой маленькой иголкой, идущей вверх и вниз, соединяющей ткань, — вспоминает Трейси, — что использовал машинку, когда моя мать выходила кормить цыплят. На все про все у меня было минут пять — если бы мама застала меня, мне бы сильно влетело».

Родители Филипа довольно быстро приняли необычное увлечение сына. На вопрос соседа, не кажется ли ему странным, что парнишка делает платья для кукол, отец будущего дизайнера ответил: «Пусть занимается чем угодно, лишь бы это делало его счастливым».

Однако до окончания колледжа изготовление шляп оставалось для юноши лишь хобби. Только после полугодовой стажировки у шляпника-авангардиста Стивена Джонса Трейси понял, что создание головных уборов привлекает его больше, чем создание нарядов. В 1988 году на собеседовании в Королевском колледже искусств в Лондоне начинающий модельер рассказал экзаменаторам о своем увлечении — и стал первым студентом, зачисленным на новый курс по изготовлению головных уборов.

«Для меня есть только одни шляпы — это шляпы Филипа Трейси!»

Год спустя молодой модельер поймал удачу за хвост: он показал свою работу редактору издания Tatler, неподражаемой Изабелле Блоу. Звезда модной журналистики попросила Трейси изготовить для нее свадебный головной убор.

На торжестве в Глостерском соборе (спустя десять лет его интерьер приобретет всемирную известность благодаря фильмам о Гарри Поттере, а Трейси прославится и как создатель шляп обитателей Хогвартса) мисс Блоу появилась в платье из фиолетового бархата с вышивкой в виде ожерелья и шляпке, напоминавшей средневековый шлем. Образ невесты произвел фурор, и в 1990 году Изабелла предложила своему протеже переехать к ней в дом в Белгравии и шить шляпы. Так два эксцентрика нашли друг друга.

Именно для своей музы, утверждавшей что для нее существуют иных шляп, кроме тех, которые создает Трейси, Филип придумал «Корабль» — этот головной убор стал любимым творением дизайнера. Изабелла подарила другу книгу Оливье Бернье «Удовольствие и привилегии»: в главе, посвященной Франции 50-х годов XVIII столетия, Филип наткнулся на историю о том, как в честь победы французского флота в морском сражении парижанки, отправляясь в оперу, украшали свои прически и парики кораблями. Образ так впечатлил шляпника, что он решил воссоздать его из атласа и перьев райской птицы.

Маэстро часто говорил о своей наставнице: «От Изабеллы не услышишь „Ты зашел слишком далеко!“. Она скорее скажет „Почему ты не зашел еще дальше?“».

«Шляпы — это символ позитивности»

В 1992 году Трейси официально зарегистрировал бренд Philip Treacy. К этому моменту он уже был знаком с такими атлантами модной индустрии, как Маноло Бланик, Рифат Озбек, Карл Лагерфельд. Первая же шляпа, созданная дизайнером для Chanel, предстала перед миром на обложке Vogue. Над головой канадской супермодели Линды Евангелисты горделиво возвышалась ажурная конструкция, которая напоминала птичью клетку и была украшена черными перьями. Этот снимок стал символом творческого триумфа Трейси.

В течение следующего десятилетия модельер представил свои работы на Флорентийской биеннале, по просьбе Александра Маккуина создал коллекцию головных уборов для модного дома Givenchy, стал первым дизайнером аксессуаров, приглашенным на Неделю высокой моды в Париже. В 2007 году за вклад в развитие индустрии моды Филип Трейси удостоился Ордена Офицера Британской империи. Встречу с Ее Величеством Елизаветой II маэстро описывает с неизменным юмором: «На аудиенции у королевы вообще-то не полагается задавать вопросы. Но я подумал: „Была не была!“ Я посмотрел ей в глаза и спросил: „Мадам, вы любите носить шляпы?“ Она отступила на полшага и ответила: „Это часть моей униформы“». Впоследствии многие члены британской королевской семьи стали преданными поклонниками таланта модельера. Можно сказать, что Трейси торжественно «короновал» поистине королевское искусство — высокую моду.

Каждое творение мастера — это не просто шляпка: коллекции Трейси регулярно выставляются в музеях по всему миру, в том числе в музее «Метрополитен» (Нью-Йорк) и в музее Виктории и Альберта (Лондон). В период пандемии дизайнер не переставал работать: его команда делала маски для лондонских больниц, трудился он и над созданием шляп. «Для меня шляпа — это символ позитивности, — признается маэстро. — Особенно важно это сейчас, в период пандемии, ведь творчество и красота питают душу, помогают не опускать руки. В ХХ веке всплески интереса к шляпам приходились, как ни странно, на военное время. Очень многие носили шляпы в период Второй мировой войны — шляпа становилась своего рода антидепрессантом. В самые беспросветные времена люди тянулись к красоте и черпали в ней поддержку».

О моде

Безумный шляпник Филип Трейси

12 апреля 2012, 12:00 | Катя Баранова

Для того, чтобы создавать высокую моду, необходимо обладать немалой долей сумасшедшинки, иначе откуда взять идеи, воплощенные в жизнь с помощью самых простых и естественных материалов: тканей, ниток, перьев… В этом году ему исполняется 45 лет, и для него это никакой не рубеж: придавать образу женщин изюминки он будет, покуда ему хватит на это сил.

Филип Трейси с самого раннего детства знал, что займется модой. В пять лет он заинтересовался нарядами кукол сестры и попросил учительницу в школе записать его в класс кройки и шитья к девочкам, а не в слесарный кружок к мальчикам. В пятнадцать начал шить их сам, украдкой подбираясь к маминой швейной машинке. Разумеется, родительница была против такого поворота событий: мальчик-швея никак не соответствовал ее идеи правильного развития мужественности ее ребенка. Как ни удивительно, Филипа поддержал отец: “Пусть занимается тем, что ему интересно!” – поставил точку в конфликте поколений хозяин хлебного магазина.

Филип Трейси честно пытался порадовать маму, поступив на журналистский факультет, однако его дизайнерский талант был силен, а желание делать шляпы не давало ему покоя настолько, что журналистике он предпочел факультет моды, а писательству – работу у дизайнера головных уборов Стивена Джонса. В 1988 году, когда парню исполнилось 19 лет, он поступил в Лондонский колледж искусства, где начал серьезно заниматься тем, что интересовало его еще в школе.

Изабелла Блоу, великая муза всего модного мира своего времени, быстро оценила, чего стоит молодой шляпник, и еще до показа его дипломной коллекции, представила его лондонской богеме. Она разглядела в Трейси гениального художника, шляпки которого впоследствии будут носить даже члены королевской фамилии, попросив сочинить головной убор для собственной свадьбы в 1989 году.

А через каких-нибудь 22 года на свадьбе Кэтрин Миддлтон и принца Уильяма его творений насчитывалось уже 36, включая печально известное осмеянное критиками украшение наряда принцессы Беатрис. Кстати, принцесса Беатрис является давней поклонницей таланта Филипа Трейси. Она часто повляется в его произведениях, и, конечно, не все из них вызывают у зрителей такую бурю эмоций. Впрочем, сам автор говорит о том, что шляпы должны вызывать эмоции: “Они отражают ваше самочувствие. Я люблю, когда шляпы заставляют сердце биться чаще”.

Однажды он подарил Элизабет Тейлор 25 своих шляпок. “Я был так очарован ей, что продемонстрировал ей все работы, которые имел при себе. А когда она спросила, какую она может оставить, я ответил: “Вы можете забрать все!”, – так я отдал ей все 25 штук, что принес, а на вопрос о том, что она может мне дать взамен, я ответил, что уже получил все, что хотел: прекрасный вечер с прекрасной дамой, легендой нашего времени”.

В 1991 году дизайнер получает свою первую награду British Fashion Awards как лучший дизайнер аксессуаров. На сегодняшний день у него таких уже три. А в 1993 удостаивается права отдельно демонстрировать свои коллекции, и в первом же показе участвовали Наоми Кемпбелл и Кристи Терлингтон. Сегодня, помимо собственных шоу, он участвует в показах Chanel, Alexander McQueen, Ralf Lauren, Valentino, Donna Karan. Его работы появлялись и в кино. Самые известные ленты – Гарри Поттер и Секс в Большом Городе.

Сара Джессика Паркер и впоследствии носила шляпки от Phillip Treacy. На премьерах СБГ, а также на интервью в Австралии в ноябре прошлого года.

“Я думаю и очень надеюсь, что у меня получилось изменить отношение людей к головным уборам. Шляпы больше не являются символом традиционного общества подчинения общественному устройству, но становятся актом личностного бунта. Я постоянно подвергаю сомнению основные функции шляп: как они должны восприниматься и какую роль играть в образе”, – говорит Филип Трейси. И действительно, самые экстравагантные дамы нашего общества носят самые необычные шляпы его производства.

Изабелла Блоу, Леди Гага

С 2005 года уважаемый шляпник стал также дизайнером пятизвездочного отеля в Ирландии.

А вы бы хотели носить шляпы от знаменитого Филипа Трейси?

«Русские женщины потрясающе выглядят в шляпах». Как дизайнер Филип Трейси украсил головы всей британской знати

В этом году королевские скачки Royal Ascot впервые за всю свою 300-летнюю историю прошли в онлайн-формате. Тысячи девушек по всей стране приняли участие во флешмобе под хештегом #Styledwiththank и сфотографировались дома у экранов в нарядных платьях и головных уборах. Почему шляпам не страшна эпидемия, Forbes Life спросил у самого известного шляпника нашего времени, дизайнера Филипа Трейси.

Филип Трейси — офицер ордена Британской империи и живая легенда мира моды. Уже третье десятилетие эксцентричный ирландец создает головные уборы, за которыми стоят в очереди члены королевской семьи и знаменитости со всего мира. Помимо шляп для собственного бренда, Трейси создает головные уборы для Chanel, Givenchy, Valentino, Versace и других домов моды. Работы дизайнера можно увидеть не только на подиуме и на королевских скачках в Аскоте, но и в фильмах о Гарри Поттере и в сериале «Секс в большом городе». Поймать «безумного шляпника» в его бутике-мастерской в лондонском квартале Белгравия оказалось довольно сложным делом. Несмотря на пандемию, график поездок и показов haute couture Трейси такой же насыщенный, как и всегда.

Филип, почему шляпы сохраняют свою востребованность и в XXI веке, и в пандемию, и в домашней изоляции?

Читайте также:  Как правильно гладить брюки? Все секреты в одном месте

Шляпа – это положительный символ, идеальный гламурный аксессуар, синоним красоты и элегантности, который существует вне времени. Люди испокон веков стремились себя улучшить, приукрасить каждую часть тела, голова не исключение, так что «магию» шляпы не стоит недооценивать. Когда вы видите человека в первый раз, то сразу обращаете внимание не на его палец, руку или фигуру — вы встречаете его лицо. Одно из предназначений шляпы — в изменении пропорций лица. Можно сказать, что шляпа — этот аксессуар — своего рода косметическая хирургия, только более дешевая и менее болезненная.

Однако самое важное, что шляпа выступает как показатель вкуса, который невозможно не отметить. Кроме того, человек в шляпе априори выглядит интереснее и загадочнее. Хороший головной убор будоражит окружающих и заставляет вас чувствовать себя на миллион долларов. Ореол притягательности и желанности — верный спутник любителей шляп.

Как изменились шляпы за последние 30 лет?

Изменились не столько сами шляпы, сколько отношение к ним. Помню, как в 1980-е годы в Королевском колледже искусств другие студенты cпрашивали у меня, как у слабоумного: «Почему ты хочешь создавать именно шляпы? Их же носят только старушки». Действительно, 30-40 лет назад шляпа всерьез считалась рудиментом уходящей эпохи. С тех пор ее восприятие стало иным. И это суть того, что так привлекает меня в моде: вещи меняются все время. Что было старомодно, становится остромодно. Cегодня человек носит шляпу, чтобы чувствовать себя хорошо и заявить о том, кто он есть. Шляпа стала частью визуального языка моды, средством выражения индивидуальности. С помощью шляпы люди показывают, что стали уверенными в себе. Можно сказать, что мои изделия предназначены для мятежников и бунтарей всего мира. Что мне, конечно, очень нравится.

Однажды вы сказали, что не сидели бы здесь сегодня без поддержки британской монархии. Вы действительно верите, что если бы королева не носила шляпы, то ваша карьера сложилась бы иначе?

Елизавета II и вся семья Виндзор никогда не дадут нам забыть, что носить шляпы — это стильно. Благодаря им шляпы сохранились в воображении людей во всем мире. Шляпа — часть английской культуры, часть языка, а искусство носить шляпу — составляющая стиля жизни в Великобритании. Здесь есть много возможностей и поводов носить головные уборы. Например, на таких мероприятиях, как королевский турнир в Аскоте и королевские вечеринки в саду, нужно обязательно носить «корону» на голове. Но я работаю над глобальным изменением отношения людей к шляпам и за пределами Великобритании. У нас уже есть международная аудитория, которую шляпы привлекают своей эстетикой.

Однако шляпы до сих пор считаются чем-то элитарным и доступным только аристократии.

Шляпы предназначены для всех. У каждого есть право выглядеть великолепно.

Миллениалы покупают шляпы?

Миллениалы любят шляпы. Они — будущее шляп. Раньше костяк покупательниц составляли более зрелые женщины, молодежи почти не было. Сейчас девушки все больше интересуются головными уборами. Возможно, это связано еще и с тем, что их родители, наоборот, шляпы толком не носили.

Вы неоднократно отмечали, что вы дизайнер шляп, не модистка и не модист. Потому что модисткой в XVIII веке называли того, кто украшал платья и шляпы в стиле Марии-Антуанетты. Меняется ли само ремесло шляпника? Коснулся ли научно-технический прогресс вашей работы?

Нет. Все операции по изготовлению головных уборов по-прежнему выполняются ручным способом, дизайн шляп — творческий процесс, который по сути заключается в создании всего из ничего. Вы начинаете с двухмерного плоского материала и превращаете его в трехмерные творения. Люди, заходя ко мне в мастерскую, часто удивляются: «Где машинки?», на что я им отвечаю: «Они не нужны, вот мои руки». Если бы я был модельером одежды, то просто набросал бы эскиз костюма на бумаге, а портной бы воплотил образ в ткани. В шляпах же роль кутюрье всеобъемлюща. Ни один компьютер не сможет оценить эстетический баланс и наиболее гармоничное положение пера на шляпе. Работа отнимает много времени, но награда велика, ведь в каждом творении остается частичка меня.

Шляпа начинается как рисунок, я сделаю прототип из легкого гибкого материала под названием sparterie (изготовлен из плетеных ивовых полосок на марлевой основе. – Forbes Life). Эскиз отправляется в Париж к мастеру-модельщику, который готовит на основе моих чертежей своеобразную болванку, деревянную или отлитую из металла колодку. (В моей мастерской хранится целая библиотека таких форм.) Когда колодка приобретает необходимый вид, для создания формы шляпы ее отправляют на натяжку материала, где уже появляются узнаваемые черты будущего головного убора. Существует два различных способа изготовления шляпы: вручную на деревянной пресс-форме: чтобы сделать будущую шляпу без обрезки по данному методу, одному человеку может потребоваться до трех дней. Другой вариант – изделие на металлическом блоке, когда форма может быть отштампована за считаные минуты. Далее все шляпы вручную сшиваются и обрабатываются моими высококвалифицированными модистками в Лондоне. Процесс занимает от одного дня до месяца или даже года в зависимости от шляпы.

Сколько человек у вас в команде?

Филип Трейси – безумный шляпник XXI-го столетия

Филип Трейси из года в год становится все более известным. Его может не знать кто-то из простого населения, но в мире моды о нем говорит каждый. Более того, все известные звезды имеют в своем гардеробе по несколько шляпок от этого мастера.

Он вовсе не обижается на то, что его называют безумным шляпником, а все потому, что он свято верит, головной убор – это не только часть гардероба, а способ выразить свою индивидуальность.

Родился этот гений шляпного искусства 26 мая 1967 года в ирландском городе Ахаскра. Его родители были обычными владельцами хлебного магазина и ничем особым не выделялись. Однако их сын с самого детства проявлял нехилый интерес к шитью и созданию головных уборов.

Уже в школе он захотел ходить вместе с девочками на уроки по труду, где они шили наряды куклам (что он и сделал). Поначалу его мать выступала против такого «не мальчикового» занятия, но в дело вмешался отец, который разрешил парню заниматься тем, что ему по душе.

Поначалу он, конечно, хотел угодить родителям, и поступил на факультет журналистики, однако в скором времени понял, что это не его. Так, в 19 лет (1985 год) он поступил в Национальный колледж искусств и дизайна города Дублина. В это же время он устроился на стажировку к Стивену Джонсу (известному модельеру головных уборов тех лет).

Спустя три года, в 1988-м он поступил в Лондонский Королевский колледж искусств, где как раз только что создали факультет по шляпному делу.

Важным в его жизни стал 1989-й год. Фото его работ попало на глаза Изабеллы Блоу (директору издания Tatler). Одна из шляп понравилась ей настолько, что она не побоялась заказать себе у молодого юноши свадебный головной убор. Так зародилась дружба и сотрудничество двух креативных персон, которые впоследствии всегда поддерживали друг друга.

Эта женщина дала начинающему дизайнеру место для работы и познакомила с настоящим мэтрами моды. Благодаря ей, в свои 23 года он имел честь познакомится с Карлом Лагерфельдом и заключить с ним договор на 10 лет успешного труда.

Буквально первая его работа – черная шляпа в виде клетки для птиц – стала частью обложки Vogue, которую представляла Линда Евангелиста.

В 1992-м году на модном горизонте появился новый бренд — Philip Treacy. С тех пор он начал выпускать линии собственных шляп, но между тем постоянно сотрудничал с такими марками, как Валентино, Александр МакКуин, Живанши и прочих.

Уже в 1993-м году он провел свой первый показ на Неделе моды в Лондоне, в котором приняли участие многие топ-модели (Наоми Кэмпбелл, Кристи Тарлингтон, Кейт Мосс и прочие). Это первый и единственный шляпник в мире, который имеет право на участие в модных показах как отдельный бренд.

В 1999-м году Филип Трейси представил миру шляпы класса haute couture в рамках показа Givenchy.

В 2000-м году его пригласили участвовать на Неделе моды в Париже. Так он стал первым дизайнером аксессуаров, кто удостоился такой чести.

Памятным стал 2005-й год, когда он создал шляпу для герцогини Корнуольской, Камиллы Паркер Боулз. В ней она вышла замуж за принца Уэльского. Да и вообще, особы королевских кровей постоянные клиенты Филипа. Кому как не им постоянно нужны шляпки и котелки для очередного раута.

В 2007-м году умерла его близкая подруга — Изабелла Блоу. Филип был потрясен не меньше всех окружающих. Впоследствии он выпустил коллекцию «Когда Филип встретил Изабеллу», что была представлена в Мраморном дворце (Санкт-Петербург, Россия).

Также в СМИ детально рассказывалось о свадьбе Кейт Миддлтон (прошедшей в 2011-м году), где шляпы от Philip Treacy украшали головы 36-ти гостей бракосочетания. Сам дизайнер рассказал, что это было, пожалуй, самое напряженное время. Поскольку обслужить такое количество клиентов, задача не из легких.

Осенью 2012-го года он вновь представил линию собственных шляп на весну-лето 2013. Правда, в этой коллекции он решил вспомнить всех дорогих и любимых им людей: Изабеллу Блоу, Майкла Джексона (умер в 2009-м), Александра МакКуина (умер в 2010-м). Каждому из них он посвятил отдельный блок шляп, а также ему повезло использовать еще не проданные на тот момент костюмы Майкла Джексона.

Особенностью всех его шляп является то, что они не похожи ни на что стандартное или привычное. Это не просто женские милые шляпки, это настоящие головные уборы, которые иначе, как произведением искусства назвать нельзя. Чего только стоит корабль на голове, рука или пепельница.

Любопытно то, что в его команде работает всего лишь 7 человек. При этом шляпы создаются только вручную, а потому и имеют столь высокую цену.

Среди почитательниц его искусства можно назвать Леди Гагу, Келли Брук, Сару Джессику Паркер, Кэтрин Миддлтон, Ким Кэттролл, Дафну Гиннес и Викторию Бекхэм. Сам мастер говорит, что любит сотрудничать с теми, кто не боится быть неординарной личностью и показать себя миру.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *